Ольга Кудешкина: Судей нужно избирать!

Осенью 2003 года федеральный судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина рассматривала дело следователя Павла Зайцева, которого обвинили в превышении должностных полномочий при расследовании контрабанды мебели через магазины “Гранд” и “Три кита”. Как говорит сама Кудешкина, она подверглась беспрецедентному давлению со стороны председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, которая добивалась от нее “нужного” решения, действуя в интересах Генпрокуратуры. “Мои полномочия, как судьи, – рассказывает Ольга Кудешкина, – были прекращены в связи с тем, что я открыто сказала о пороках судебной системы и предала гласности факт оказания давления на суд со стороны гособвинения и председателя Мосгорсуда, которым нужен был обвинительный приговор…” В итоге – следователя Зайцева осудили, а судья Кудешкина лишилась кресла судьи.

Ольга Кудешкина добивалась прекращения полномочий Егоровой через Высшую квалификационную коллегию судей, однако члены Московской коллегии – прямые подчиненные Ольги Егоровой – приняли решение прекратить полномочия самой Кудешкиной за некорректные высказывания в адрес Егоровой и судебной системы в целом. Попытки Кудешкиной добиться справедливости, в том числе и в Верховном суде, к успеху не привели.

Недавно бывшая судья обратилась к президенту через СМИ с предложениями по реформированию судебной системы, которые призваны избавить суды от коррупции и ангажированности. Для этого, по мнению Кудешкиной, народ должен принимать непосредственное участие в формировании судебной власти и избирать судей. Вместе с тем, в целях повышения независимости судей, их необходимо избирать на пожизненный, или на длительный срок не менее 10 лет.

Кроме того, необходимо создать единый Высший судебный орган России, что позволит преодолеть разногласия и конкуренцию между тремя судебными инстанциями: Конституционным, Верховным и Высшим Арбитражным судами и будет способствовать становлению самостоятельной и независимой судебной власти и утверждению авторитета суда. И, наконец, суд присяжных должен получить более широкое распространение при рассмотрении не только уголовных, но и гражданских дел. На днях увесистое письмо Кудешкиной президенту было издано книгой. Партия “Яблоко” обратилась к ней с соответствующей просьбой.

- Первым пунктом Вашей программы было широкое применение правовой реформы. Почему это так важно в современной России?

- Проведение судебной реформы невозможно без проведения всеобъемлющей правовой реформы. Существует серьезная проблема качества действующего российского законодательства. Сегодня принимают один закон, завтра другой. Они противоречат не только друг другу, но и Конституции, и нормам международного права. Сегодня приняли один закон, но в связи с его принятием не отменили предыдущий закон. Таким образом, судья может манипулировать обоими законами, применяя в отношении одного лица один закон, в отношении другого – другой. Та же ситуация в отношении актов органов государственного управления. Многие нормативно-правовые акты, принятые законодательной и исполнительной властью в различные периоды их деятельности под влиянием различных факторов, нередко противоречат не только друг другу и Конституции, но и нормам международного права. Это является серьезной проблемой их применения.
Вместе с тем у нас конституционный контроль осуществляется только Конституционным Судом, а суды общей юрисдикции и арбитражные суды не вправе толковать Конституцию и выносить суждения о неконституционности каких-либо федеральных законов.

Но суд должен исходить из норм права. Пока же он – механическое исполнение политической воли власти. Не нравится закон, считаете, что он противоречит нормам Конституции и международного права – говорит судья, – обращайтесь в Конституционный или Страсбургский суд. Вместе с тем практические возможности Конституционного суда ограничены. Люди обращаются и в европейский суд по правам человека и завалили уже его своими исками. А на их рассмотрение иногда уходят годы. Я предлагаю: каждый судья должен самостоятельно оценить закон с точки зрения его соответствия Конституции РФ и нормам международного права. Такие полномочия судьи должны были закреплены законодательно. В настоящее время наблюдается взаимопроникновение элементов правовых систем разных стран. Под влиянием англосаксонской системы в Европе развивается прецедентное право. Я думаю, что и нам не избежать этого. Прецедентное право уже действует и у нас в виде решений Европейского суда по правам человека.

- А “навести порядок” в своде российских законов нет никакой возможности?

- Правильно, необходимо сейчас провести систематизацию законодательства. Но у нас же законодатель все время работает – принимает новые законы. . А ориентироваться надо на Конституцию и международные нормы права. Сейчас у нас нет самостоятельной не только судебной, но и законодательной власти. Одна исполнительная. Сейчас вся власть в стране полностью сосредоточена в руках президента. И это очень опасный момент. Поэтому жизненно необходимо, чтобы вне зависимости от того, какие политические силы находятся у власти, СУД всегда оставался гарантом прав и свобод граждан, обеспечивая мир и стабильность в обществе.

- Вертикаль власти создала нам те проблемы, которые мы сейчас имеем. Так почему же необходимо создавать вертикаль судебной власти?

- У нас есть Верховный суд, Арбитражный суд, занимающийся хозяйственными спорами, Конституционный суд, который рассматривает заявления граждан либо организаций на соответствие каких-либо законов нормам Конституции. Таким образом, у нас сейчас 3 руководителя судебной власти. Кроме того, хотят создать Административный суд, который будет разрешать споры между гражданами и органами государственной власти и управления. Почему это плохо? Идут бесконечные споры о подведомственности, споры о правильности решений – между судами общей юрисдикцией и арбитражными, между судами общей юрисдикции и Конституционным судом – и так далее. Это также не способствует становлению самостоятельной и независимой судебной власти и утверждению авторитета суда. Дабы избежать этого, нужно создать Высший судебный надзорный орган, который бы обеспечивал единство судебной власти. У него должен быть Президиум, в который войдут руководители этих судов, и должен быть глава. Таким образом, у россиян появится возможность заявлять в Президиум этого высшего судебного органа вместо того, чтобы заявлять в Европейский суд.

- Но главной фигурой новой независимой судебной системы по-прежнему остается рядовой судья – праведный, образованный, независимый.

- Да, именно поэтому я предлагаю ряд мер относительно положения судей. Во-первых, они должны быть более профессионально подготовлены. В 25 лет человек еще не состоялся не профессионально, ни как личность. В Англии, например, судьями становятся люди старше 45 лет. Девочка 25-ти лет не в состоянии сделать то, о чем я говорила: соотнести закон с нормами Конституции и международного права, у нее может элементарно не хватать образования. Во-вторых, судей необходимо выбирать на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. В советские времена судей выбирали, и я считаю, что это правильно. Другое дело, что альтернативы у нас не было. В Москве, к примеру, 140 судей Мосгорсуда, поэтому должно быть и 140 округов, в которых население выбирает из предложенных кандидатур наиболее привлекательную. Если законодательная и исполнительная власть избираются – почему судебной власти в этом отказано? Пока избрания судей не будет, судебная власть так и останется придатком исполнительной. В США судьи, например, избираются. Избранные судьи станут ближе народу: в советские времена мы, например, раз в квартал встречались с гражданами, объясняли им, почему суд принял то или иное решение. Такие встречи ведут к повышению правового сознания граждан.

В-третьих, в целях повышения независимости судей, необходим их пожизненный статус. Но поскольку многих граждан это просто пугает – избрание судьи должно быть на срок не менее чем 10 лет. Но главное – судебная власть должна быть независимой. Проходят выборы в законодательные органы – сплошь и рядом нарушаются права граждан на выборах. Люди это видят и, в конце концов, несправедливость приводит к бунтам. Граждане обращаются в суды, но и там не находят справедливости. Вы слышали, что где-либо выборы были признаны недействительными, если против этого возражает федеральная власть? Чтобы не повторился киргизский вариант – нам нужен независимый суд.

- Последнее Ваше предложение касается присяжных заседателей. Каково, по-вашему, значение этого института?

- Как уголовное, так и гражданское судопроизводство без него невозможно. Присяжные – это представители народа, которые сами непосредственно участвуют в процессе правосудия. Судом присяжных рассматривается ничтожно малое количество дел, около 8% уголовных дел. Между тем, у нас крайне маленькое количество оправдательных приговоров – от 0, 3 до 3%. А суды присяжных выносят до 25% оправдательных приговоров. Раньше мы имели возможность вернуть дело на дополнительное расследование, и многие дела не возвращались к нам – за недоказанностью прекращались 10-15% дел. Теперь закон запретил возвращать дела на допрасследование. Сейчас такой возможности у нас нет, а оправдательных приговоров больше не стало! Но и среди присяжных тоже нужно вести разъяснительную работу. Чтобы не получилось так, как у присяжных по делу Поддубного, когда после вынесения оправдательного вердикта они вместе с представителями оправданной стороны пошли в ресторан. Это, конечно, не преступление, но они поступили опрометчиво. Я предлагаю более широкое распространение суда присяжных при рассмотрении не только уголовных, но и гражданских дел.

Оставить комментарий