Автор «Слона»

Был ли автор «Слона» знаком с похвалой Ивану Калите и с его оценкой в летописном Своде 1389-1392 гг. («Летописец Великий Русский»). Судя по некоторым параллелям, он воспользовался похвалой. Калите как своего рода канвой, по которой он наносил собственный словесный узор — похвалу князю Дмитрию Ивановичу. Однако глубокие различия в политике деда и внука сильно осложнили работу автора «Слова». Вариации на тему похвалы Калите встроены в текст «Слова» не вполне удачно. После рассказа о победе над Мамаем автор довольно неожиданно утверждает: И бысть тишина в Руской земли». Эта фраза является ключевой в летописных и внелетописных восхвалениях Ивана Калиты. В ней нет большого отступления от исторической реальности.

Но применительно к князю Дмитрию Ивановичу она звучит довольно странно. Читатели -«Слова» хорошо знали, что после Куликовской битвы настали весьма тяжелые и отнюдь не тихие для Москвы времена.

Вслед за фразой о «типшне» в «Слове» помещен целый блок восхвалений Дмитрия Донского как правителя. В его построении можно найти отдаленные параллели с похвалой Калите.

Для обоснования богоугодности свержения власти ордынского «царя» уже в конце XIV в. была намечена новая библейская параллель: Дмитрий Донской спасает своих людей от ига Орды, как пророк Моисей спасал своих соплеменников от рабства в Египте. Этот образ, неоднократно повторенный, находим и в -«Слове о житии, великого князя Дмитрия Ивановича.», и в пространной повести о Куликовской битве, и, конечно, в Послании на Угру» Васснана Рыло.

Для преодоления наследсгвенного императива «не поднимать руку на царя» книжники времен князя Дмитрия Ивановича нашли сильный логический ход, подсказанный им все той же похвалой Калите из Сийского Евангелия. «Царем» был объявлен сам великий князь Владимирский. Его главный противник, правитель Орды, лишался этого титула. В ранних летописных повестях о битве на реке Воже и о Куликовской битве Мамай именовался подчеркнуто приниженно — «ордынский князь». Впрочем, темник Мамай действительно не был с формальной точки зрения «царем», то есть потомком Чингисхана. Однако сто лет спустя архиепископ Вассиан Рыло в своем «Послании на Угру» назвал и вполне законного правителя Волжской Орды хана Ахмата самозванцем («самому называющуся царю»).

Comments are closed