Борьба между Москвой и Тверью

Борьба между Москвой и Тверью шла не только на полях сражений и в юртах ханской ставки, но и в дущах людей. Каждый из молодых городов стремился показать себя наследником почтенной старины, обрести собственных святых, свои традиции и предания.

Образ Михаила Черниговского со времен Калиты прочно вошел в московскую традицию. Князь-мученик и погибший вместе с ним боярин Федор представлены в росписи Благовещенского собора московского Кремля, выполненной в 1508 г.116 Многие сюжеты этой росписи восходят к предшествовавшей ей росписи 1405 г. Интересна композиционная деталь этой росписи; композиция -«Чудо Георгия о змие», символизировавшая победу над вековым врагом Руси — Золотой Ордой, зрительно как бы опирается на фигуры Михаила Черниговского и боярина Федора. Это сочетание самостоятельных композиций создает своеобразный живописный диптих, выражающий мысль о подвиге и самопожертвовании как подлинной основе торжества Руси над врагом.

Архангельский собор был последним каменным храмом, построенным Иваном Калитой. Настало время подводить итоги. За семь лет напряженной работы, строжайшей экономии к риска прослыть богачом он превратил свою столицу в один из самых красивых городов Северо-Восточной Руси. Москва стала достойным местопребыванием не только великого князя Владимирского, но и главы церкви — митрополита Киевского и всея Руси.

Конечно, ограниченность в средствах сильно сказалась на московском храмоздательстве. Более десяти лет после их освящения московские соборы стояли без росписей и колоколов. Только сын Калиты Семен Гордый, став великим князем Владимирским, в 1344-1346 гг. завершил дело отца.

История московского культового строительства времен Ивана Калиты наглядно демонстрирует широкий и, так сказать, «комплексный» подход этого правителя к решению политических проблем. Вкладывая свои весьма ограниченные средства в каменное строительство, Иван Данилович стремился закрепить политические успехи Москвы превращением ее в ведущий религиозный центр Северо-Восточной Руси. По существу, он строил «второй Владимир».

Comments are closed