Будущий основатель Троицкого монастыря

Так, среди ростовцев, перебравшихся в Радонежскую волость после погрома 1328 г., был и сын боярина Кирилла Варфоломей — будущий основатель Троицкого монастыря Сергий Радонежский.

Стремясь упрочить свое положение в ростовско-ярославских и белозерских землях, князь Иван прибегнул к старому, испытанному средству — династическим «бракам по расчету». Одна из дочерей Калиты, Мария, в 1328 г. была выдала замуж за юного ростовского князя Константина". Отец жениха князь Василий Константинович к этому времени уже давно умер, а старший брат Федор, едва ли обрадованный таким поворотом дела, не мог в тех обстоятельствах противиться воле московского князя. (Мнения же самих молодых никто, разумеется, не спрашивал.)

Вероятно, свадьба была сыграна осенью 1328 г., вскоре после возвращения Ивана Даниловича из Орды с великокняжеским ярлыком16. Тогда же Калита обеспечил владельческие права своего зятя, организовав формальный раздел города Ростова и Ростовского княжества на две половины — Сретенскую и Борисоглебскую. Первая досталась старшему брату, Федору Васильевичу, а вторая младшему, Константину. После смерти Федора в 1331 г. московский князь уговорил хана передать ему Сретенскую половину Ростовского княжества во временное управление, как часть великого княжения Владимирского.

Другая дочь Калиты, Феодосия, в 1339-1340 гт. была выдана замуж за князя Федора Романовича. Ее муж со временем стал старшим в доме белозерскпх князей. Он не был завистлив, дружно жил со своей московской родней — великими князьями Семеном Гордым и Иваном Красным. В 1375 г. Федор по призыву Дмитрия Московского принял участие в походе на Тверь. В 1380 г. зять Калиты вместе со своим сыном Иваном сложил голову в битве не Куликовом поле, куда он явился во главе белозерских полков. Его владения перешли под власть Москвы.

Княгиня Феодосия Ивановна прожила долгую жизнь. Она еще жила в 1389 г., когда по завещанию Дмитрия Донского основная часть Белозерского княж!ства была передана его третьему сыну князю Андрею Дмитриевичу. Однако своей тетке Феодосье Дмитрий Донской оставил в пожизненное владение несколько белозерских волостей. После ее кончины они должны были перейти ко вдове Дмитрия Ивановича княгине Евдокии.

Comments are closed