«Царская» тема

Царие Фарсийстии и острови дары принесут, царие Аравстии и Сава дары приведут. И поклонятся ему царие земсгии, вси языцы поработают ему яко избави нища от сильна, и убога, ему же не бе помощника. Пощадит нища и убога, и души убогих спасет: от лихвы и от неправды избавит души их, и често имя его пред ними».

Этот псалом, согласно библейскому преданию, царь Давид посвятил своему сыну царю Соломону. Таким образом, «царская» тема, намеченная уже в первой фразе похвалы, получает дальнейшее развитие, соединяясь с темой «правды» (в данном контексте — законодательства). Придворные книжники Ивана Калиты, несомненно, находили много общего между своим правителем и царем Соломоном. Тот был третьим царем Израильским, этот – третьим московским князем. Оба они получили власть не по праву старшинства, но по Божиему избранию; оба делом всей жизни поставили созидание Храма, с возведением которого связывали надежду на первенство своего града и благоденствие своего рода; оба славились справедливым судом. Создатели -«Степенной книги» сравнивали отца Ивана Калиты князя Даниила с отцом Соломона царем Давидом: он -«бысть последний во братии своей, яко же и прадед его, великий князь Всеволод Георгиевич. Их же уподоби Господь древнему царю, богоотцу же пророку Давыду: мал бо бе и той во братии своей». Несомненно, это сравнение уходит своими корнями в XIV столетие.

Не только библейский диптих Давид — Соломон, но и созданный на его основе митрополитом Иларионом русский диптих Владимир — Ярослав Мудрый волновали воображение автора похвалы Ивану Кали

те а также, несомненно, и самого князя. Сопоставляя себя с правите лями древности, князь Иван мог занять в таком же построении (отец — сын) только второе место. Подобно Соломону и Ярославу Мудрому он отличился как миролюбивый правитель, мудрый судья и усердный храмоздатель. (Между тем отец Ивана Даниил по ряду признаков напоминал царя Давида: младший среди братьев, он стал основателем династии, которой суждено было великое будущее; храбрый и хитроумный воин, он победил многих врагов.)

фраза, завершающая первую смысловую часть похвалы — «яко же и бысть при его царстве», — как бы возвращает читателя к началу и замыкает круг рассуждений. Правление князя Ивана имеет для Русской земли провиденциальное значение. Он — «царь», а его власть — «царство».

Comments are closed