Дальнейшие события

Очевидно, ростовщик пообещал Гаянчару определенную часть долга за исполнение им роли телохранителя и вышибалы.

После казни Михаила Ярославича его сыновья не имели ни желания, ни возможности уплатить старый опювский долг. И тогда Жидовин сам явился в Кашин за своими деньгами.

Удалось ли незваным гостям собрать в Кашине свои деньги, неизвестно. Дальнейшие события можно понимать двояко: либо «жидовин» и сопровождавший его ордынец не смогли собрать долг и обратились за содействием к Юрию, который решил воспользоваться этим предложением и оказать силовое давление на Тверь в своих собственных целях; либо незваные гости, выжав из кашинцев деньги, уехали, а ЮрЯЙ уже после их отъезда и без связи с этим событием стал требовать от Твери ордынского «выхода»- для доставки его в Орду.

Как бы там ни было, осенью 1321 г. Дмитрий Тверской в «докон- чанйи» обязался не искать великого княжения Владимирского,

Едва закончив кашинский поход, Юрий узнал, что его требует к себе ханский посол. Источники не сообщают ни имени посла, ни цели его прибытия. Рогожский летописец так говорит об этих событиях: «Тое же зимы князь Юрии, поймав серебро у Михаиловичев выходное по докончанию, не шел противу царева посла нъ ступил сь сребром въ Новъгород Великыи». Новгородская 1 летопись не знает подробности с послом, однако замечает, что Юрий явился на Волхов по вызову — «созван новгородци». Сразу по прибытии он энергиио стал готовиться к войне со шведами. Московская летописная туадаидЛ сообщая об отъезде Юрия в Новгород, умалчивает о его неявке к ордынскому послу. Таким образом, весь этот эпизод с послом всецело принадлежит тверскому летописанию. Он позволяет хоть как-то оправдать Дмитрия Тверского, который осенью 1321 г. в присутствии тверского владыки Андрея клялся «не подъимати» великого княжения Владимирского (о чем тверская летопись умалчивает!), а уже весной 1322 г., воспользовавшись отсутствием в Северо-Восточной Руси обоих Даниловичей, поехал в ОрДУ искать верховной власти.

Если принимать известие Рогожского летописца за истину — возникает картина невероятной дерзости Юрия по отношению к татарам. Именно так понимал эту темную историю Л. В. Черепнин, полагавший, что -«Юрий сделал попытку освободиться от тягостной опеки Орды».

Однако такой вывод противоречит всему, что известно о деятельности этого князя.

Comments are closed