Давний спор

Более интересно другое. Среди исследователей идет давний спор о том, в какой мере действия русских князей были самостоятельными, а в какой определялись повелениями Орды. Кроме того, существуют различные точки зрения и относительно того, сколь важную роль отводила Орда Северо-Восточной Руси в плане борьбы с литовской экспансией и сколь серьезно воспринимал хан Узбек литовскую угрозу.

Эти вопросы всплывают и в связи с решением хана в 1328 г. разделить великое княжение Владимирское между Иваном Калитой и князем Александром Суздальским. Здесь видят прежде всего непосредственную реакцию хана на тверское восстание, попытку ослабить русские земли путем создания системы 4двоевластия». Однако, учитывая отмеченную выше тенденцию в политике Москвы к уклонению от бремени великокняжеских забот и обязательств, эту историю следует понимать иначе. Не хан, а Иван Калита предложил разделить великое княжение, мотивируя это трудностями со сбором дани, невозможностью для одного человека углядеть за столь обширной территорией. Огромные недоимки по платежам служили веским подтверждением такого рассуждения. Именно эти недоимки (точнее, силовые методы их взыскания) и привели к ростовскому, а потом и тверскому мятежу. Разграбление мятежных областей, разумеется, не могло решить проблему, но только обостряло ее. Учитывая все это, хан склонен был искать новых решений. И князь Иван подсказал ему такое решение. Схема раздела была также подск:аэана Калитой, Себе он взял наиболее доходные статьи: Новгород и вскормленную волжской торговлей Кострому. Своему «коллеге»- Александру Суздальскому Иван Данилович отдал престижный, но немощны в податном отношении Владимир с округой. Недалекий и амбицисный суздальский князь клюнул на эту наживку. В итоге Калита по.лУчил еще несколько лет покоя, позволивших ему заново отстроить соборный комплекс на Боровицком холме.

Кончина Александра Суздальского в 031 г. заставила Калиту принять на себя весь гнет ордынского тягла.  Для него настали трудные времена. Очевидно, исполнить все залР001,1 Орды он был не в состоянии. Признаком недовольства Узбека сало «прощение» мятежного тверского князя Александра в 1336 г.

Comments are closed