День освящения Архангельского собора

День освящения Архангельского собора приобщал Москву к традиции прославления той святой жертвенности, которая для тверичей была связана с именем их князя Михаила Ярославич а. Почитание первого князя-мученика Михаила Черниговского как бы отодвигало на второй план тверской культ, который претендовал иа то, чтобы стать общерусским. Борьба между Москвой и Тверью шла не только на полях сражений а в юртах ханской ставки, но и в душах людей. Каждый из молодых городов стремился показать себя наследником почтенной старины, обрести собственных святых, свои традиции и предания.

Образ Михаила Черниговского со времен Калиты прочно вошел в московскую традицию. Князь-мученик и погибший вместе с ним боярин Федор представлены в росписи Благовещенского собора московского Кремля, выполненной в 1508 г.146 Многие сюжеты этой росписи восходят.

Однако вторая версия более обоснована, чем первая. Как показано выше, в 1332-1333 гг. митрополит Феогност путешествовал в Константинополь и Орду. В сентябре 1332 г, он никак не мог быть в Москве.

Столь необычный для освящения храмов день (понедельник) был избран, конечно, не случайно. Организаторам торжества важно было приурочить его именно ко дню 20 сентября. Этим они хотели выразить какую-то важную и общезначимую мысль. Прочесть эту загадку можно лишь при помощи месяцеслова. В византийских святцах день 20 сентября связан главным обра:юм с именем святого Евстафия Плакиды139. Никаких особых ассоциаций это имя у русских людей XIV в. не вызывало. Однако в тот же день чтилась память святого князя Михаила Всеволодовича Черниговского, убитого в Орде в 1246 г. за отказ поклониться -«кусту и идолам». Имя этого князя-мученика символизировало готовность к самопожертвованию за веру. Подобно трем отрокам, брошенным царем Навуходоносором в огненную печь за отказ поклониться идолу, он отвечал грозному повелителю Орды: «Тебе, цесарю, кланяюся понеже Бог поручил ти есть царство света сего. А ему же велиши поклонитися не поклонюся-140. В подвиге Михаила Черниговского, каким он представлен в его житии, явно ощутимо горячее дыхание библейской книги Даниила — любимой книги Калиты. Освящая собор во имя Михаила Архангела в день памяти Михаила Черниговского, Калита в завуалированной форме выражал свою приверженность религиозно-патриотическим целям. Вероятно, эти чувства разделял и митрополит, только что побывавший в Орде.

Comments are closed