Деятельность тверских князей

Летописи крайней скупо освещают деятельность тверских князей во второй половине XIII — начале XIV в. И все же можно полагать, что миролюбию Твери способствовали и династические обстоятельства: после кончины князя Святослава Ярославина (около 1282 г.) на тверском столе сидел малолетний князь Михаил Ярославич (род. в 1272 г.), а реальная власть находилась в руках его матери, княгини Ксении. В силу тех же династических факторов Тверское княжество в этот период не знало и внутренних усобиц.

В 1300 г. борьба меаду Ногаем и Тохтой, подрывавшая силы Орды и отвлекавшая ее внимание от «русского улуса», завершилась решающей битвой, в которой войско Ногая было разбито, а сам он убит. Ставившие на Ногая русские князья, среди которых, как полагают, был и Михаил Тверской, оказались в проигрыше. Однако Орда еще несколько лет не имела сил для карательных походов на Русь, да и не считала это необходимым. Сторонники Ногая быстро перестроились и теперь готовы были платить дань Тохте. Большего от них и не требовалось. Орда почла за лучшее предоставить князьям самим решать свои споры.

Поссорившись со своими московскими союзниками из-за их притязаний на Переяславль-Залесский, Михаил Тверской с лета 1302 г. начинает сближаться с великим князем Андреем Александровичем. Возможно, спор о Переяславле стал только поводом, а суть дела состояла в том, что Михаил Тверской надеялся, что великий князь окажет ему поддержку при дворе ханаТохты, с которым он был в давней близости. Андрей Городецкий пошел навстречу Михаилу.

Смерть великого князя Андрея Александровича 27 июля 1304 г. послужила сигналом для начала новой тяжбы между русскими князьями. Однако вопрос о том, кто займет великое княжение Владимирское, судя по всему, не вызывал особых споров. После кончины Андрея владимирские бояре, выполняя волю покойного, отправились к Михаилу Тверскому, признав его тем симым своим новым великим князем. Не вполне понятно, чего же добивались в этом случае москвичи. Если верить новгородскому летописцу, Юрий также искал владимирского стола, «И спростася два князя о великое княжение: Михаило Ярославич Тферьскыи и Юрьи Данилович Московьскыи, и пондоша в Орду оба, и много бысть замятии Суждальскои земли во всех градех». Эта колоритная фраза из Синодального списка Новгородской Первой летописи кратко обобщает то, что Свод 1408 г. (в передаче Троицкой летописи) излагает в виде разрозненных известий, помещенных под

6813 и 6814 ультрамартовски ми годами.

Comments are closed