Династическая комбинация

Князь Иван едва ли мог предложить хану эту династическую комбинацию, слишком похожую на измену. Самое большее, что он мог сделать, это исподволь, через подкупленных придворных вложить хану мысль о повторе неудавшейся комбинации 1320 г. — брака тверского князя Дмитрия Михайловича и дочери Гедимина Марии. Этот брак оказался бездетным, а в 1325 г. и сам Дмитрий был казнен в Орде.

Брак московского князя с дочерью Гедимина должен был способствовать безопасности «русского улуса» со стороны Литвы. Сыновья, рожденные в этом браке, со временем могли выступить в роли претендентов на княжение в западнорусских землях. Именно такие правители смешанного, русско-литовского или русско-польского, происхождения сидели в то время в областях, находившихся под двойной (ордынско- литовской) или тройной (ордьдаско-польско-литовской) юрисдикцией. Так, например, в Галицко-Вольиском княжестве с 1324 по 1340 г. правил ставленник польской короны Болеслав-Юрий — сын мазовецкого князя Тройдена и его жены Марин Юрьевны, дочери галицко-волынского князя Юрия Львовича31 (Мазовия — историческая область Польши в среднем течении Вислы).

Будущий внук Калиты и Гедимина мог принять под свою власть не только великое княжество Владимирское, но и спорные территории Юго-Западной или Северо-Западной Руси. Орда, конечно, предпочла бы иметь дело со своим выдвиженцем, нежели со ставленником Литвы или Польши.

Непосредственно на мысль о московско-литовском браке навела хана, вероятно, женитьба галкцко-волынского правителя Болеслава- Юрия на дочери Гедимина Евфимии. Этот брак был заключен в 1331 г., причем венчание состоялось в Польше по католическому обряду. Брак Семена Ивановича и Анастасии Гедиминовны должен был стать своегр рода противовесом галицкой династической комбинации.

Можно полагать, что хан высказал свою мысль Калите во время его пребывания в Орде зимой 1331/32 г. Вернувшись домой, Иван Данилович принялся за дело. Более года ушло на переговоры с Геди- мином, на засылку сватов и путешествие невесты из Вильно в Москву.

Что касается отца невесты, великого князя Литовского Гедимина, то и он, вероятно, возлагал на этот брак большие надежды. Ему нужен был покой на восточной границе для того, чтобы иметь свободные руки в войне с Орденом.

Comments are closed