Династическое положение

Объяснения Ключевского вкратце сводятся к тому, что династическое положение Даниила Александровича и его потомков как младших в роду лишало их возможности достичь заветного владимирского стола обычным, «лестничным» порядком. Не имея перспективы получить желаемое законным и мирным путем, московские князья превратились в «беззастенчивых хищников», устремившихся к цели по головам своих сородичей. Со времен Калиты они проявили себя и в другом качестве: как «скопидомные, домовитые устроители своего удела»1. Еще одной характерной чертой политики московских князей Ключевский называл «угодничество», раболепство перед ханами Золотой Орды, позволившее им получить поддержку татар.

Историк, по-видимому, чувствовал недостатки своей схемы и неоднократно возвращался к ней, обогащая новыми штрихами. Однако слабые места этого построения (тиражированного множеством позднейших историков и публицистов) очевидны. Что касается династического положения москвичей, то после смерти Михаила Тверского в 1318 г. Даниловичи, бесспорно, становятся старшими среди потомков Ярослава Всеволодовича. (Ростовская линия потомков Константина Всеволодовича в спорах за великое княжение участия не принимала.) Возвращаясь к характеристике москвичей как «хищников», оскопи домов» и «угодников», следует отметить, что В. О. Ключевский не приводит (и не может привести!) каких-либо доказательств того, что эти черты были характерны для Даниловичей в большей мере, чем для других князей той эпохи.

На основе тщательной проработки всего фонда источников по политической истории Северо-Восточной Руси в конце ХШ — первой половине XIV в. мы можем утверждать следующее.

Уже при Данииле Александровиче определились основные принципы московской политики. К ним относится прежде всего сознательный отказ от попыток силовыми методами или с помощью интриг в Орде получить великое княжение Владимирское. История соперничества Дмитрия и Андрея Ярославичей наглядно свидетельствовала о пагубности этого пути как для самих князей, так и для их подданных. Вместе с тем после кончины Дмитрия Александровича в 1294 г. Даниил естественным образом выходит на роль второго лица в политической иерархии Северо-Восточной Руси. Это положение, подкрепленное значительным экономическим и военным потенциалом Москвы, оказалось весьма выигрышным.

Comments are closed