Древний летописец

Городок, едва известный до XIV века возвысил главу и спас отечество». Древний летописец на этом и остановился бы, склоняя голову перед непостижимостью Божи- его Промысла. Но Карамзин был человеком Нового времени. Чудо как таковое его уже не устраивало. Он хотел найти ему рациональное объяснение и потому первым начал творить ученый миф о Калите.

Начитанный в источниках, Карамзин прежде всего определил князя Ивана теми словами, которые нашел для него древнерусский книжник: «Собиратель земли Русской». Однако этого было явно недостаточно для объяснения. Почему именно князь Иван стал этим «Собирателем»? В конце концов, все русские князья того времени как могли «собирали» землю и власть, иначе говоря — гребли под себя.

Тогда Карамзин предложил дополнительные пояснения. Оказывается, Калита был «хитрый». Этой хитростью он «снискал» особенную милость Узбека и вместе с нею — достоинство великого князя. С помощью той же «хитрости» Иван «усыпил ласками бдительность хана и убедил его, во-первых, не посылать более на Русь своих баскаков, но передать сбор дани русским князьям, а во-вторых, закрыть глаза на присоединение многих новых территорий к области великого княжения Владимирского.

В портрете, нарисованном Карамзиным, «хитрость» Калиты и его способность к «злодейству» сочетаются с важными личными и государственными достоинствами. «Отменная набожность, усердие к строению храмов и милосердие к нищим не менее иных добродетелей помогли Иоанну в снискании любви общей. Он всегда носил с собою мешок, или калиту, наполненную деньгами для бедных: отчего и прозван Калитою.. Несмотря на бедствия, случавшиеся в Москве и тогда, «подданные, облаготворенные деятельным, отеческим правлением Калиты., славили его счастливое время». Он умер, «указав наследникам путь к единовластию и к величию».

Другой классик отечественной историографии С. М. Соловьев в противоположность Карамзину был очень сдержан в характеристиках исторических деятелей вообще и Ивана Калиты в частности. Он лишь повторил найденное Карамзиным определение князя Ивана как «Собирателя земли Русской» и отметил вслед за летописью, что Калита 4избавил Русскую землю от татей».

Некоторые свежие мысли о Калите высказал Н. И. Костомаров в своем известном труде «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей». Он отметил необычайно крепкую для княэеЙ того времени дружбу Юрия и Ивана Даниловичей, а о самом Калите сказал так: «Восемнадцать лет его правления были эпохою первого прочного усиления Москвы я ее возвышения над русскими землями».

Comments are closed