Галицко-волынские земли

Впрочем, Петр и после 1316 г. не имел возможности подолгу оставаться на одном месте. По-видимому, он продолжал странствовать по Руси. Можно полагать, что он посетил галицко-волынские земли после внезапной кончины правивших здесь князей Льва и Андрея Юрьевичей весной 1323 г. Митрополиту необходимо было наладить отношения с новым правительством края. Лишь в самом конце жизни он избрал своим любимым пристанищем Москву. Здесь его всегда приветливо встречал благочестивый князь Иван Данилович.

Москва искала расположения митрополита. Но и митрополит имел все основания искать дружбы одного из сильнейших княжеских семейств Северо-Восточной Руси. Эго было необходимо святителю хотя бы потому, что его позиции в Юго-Западной Руси в эти годы существенно ослабли.

Не позднее 1317 г. там возникла самостоятельная Литовская митрополия®. Это был еще один, после Галича и Галицкой митрополии, очаг церковного сепаратизма. Конечно, Москва не могла помочь Петру в решении этих проблем. Однако именно из Москвы открывался и в прямом и в переносном смысле самый короткий путь в Орду, поддержка которой могла стать решающим аргументом и при решении церковных вопросов.

Помимо внутрицерковных конфликтов Петра беспокоили и внешние угрозы. Поддержка сильной княжеской власти необходима была для борьбы с экспансией на Русь других вероучений.

Вслед за татарами на Русь пришло мусульманство. После переписи

1257 г. Орда передавала право на откуп русской дани оборотистым мусульманским купцам из Средней Азии и Волжской Болгарии. Они выплачивали в ханскую казну сразу всю сумму , причитающуюся с той или иной области Руси, после чего приезжали на Русь и, обосновавшись в одном из городов, собирали эту дань с населения с большим -«наваром» для себя. В случае необходимости им содействовали баскаки — представители ордынской администрации в русских землях. Иногда баскаки имели собственные вооруженные отряды. Но главное — они могли жаловаться хану и вызывать на провинившиеся области карательные экспедиции.

Русские люди ненавидели откупщиков — «бесермен» («басурманин», «бесерменин» — искаженное «мусульманин»). Однако нашлись и те, кто, желая угодить откупщикам, а может быть, и вполне бескорыстно, разуверившись в христианском Боге, обращались в мусульманство. Летопись сообщает, что в 1262 г. в Ярославле во время народного восстания против «бесермен» был растерзан толпой один из таких русских мусульман — бывший православный монах Зосима.

Comments are closed