Грандиозный летописный свод

Это грандиозный летописный свод, созданный в 20-е годы XVI в, книжниками митрополичьей кафедры под руководством митрополита Даниила. Никоновская летопись впитала в себя материалы из самых разнообразных источников, в том числе и тех, которые не сохранились до нашего времени. По наблюдениям Б. М. Клосса, «основными источниками Никоновского свода являлись два извода тверской переработки Троицкой летописи (один — в виде Симеононской летописи, другой — близкий к Владимирскому летописцу), Хронографический список Новгородской 5 летописи, Иоасафовская летопись, Свод 1518 г., Хронограф первоначальной редакции и сходной с западнорусской». Однако кроме этого в труде митрополита Даниила отразились и «загадочные источники, которые сохранились до нашего времени лишь в передаче Никоновской летописи»38. Среди них — уникальные известия, относящиеся к концу XIII — первой половине XIV в. и проливающие дополнительный свет на события в Москве, в Рязанском Я Ростовском княжествах, суздальско-нижегородских землях, западнорусских областях. Кроме этого, составитель Никоновской летописи широко пользовался архивом митрополичьего дома. Вероятно, именно оттуда почерпнуты некоторые уникальные сведения о деятельности митрополитов Максима (1283-1305) и Феогноста (1328-1353), Из документов Сарайской епархии, отложившихся в митрополичьем архиве, происходят, по мнению Б. М. Клосса, и уникальные сведения Никоновской летописи об ордынских делах.

При изучении политической истории ранней Москвы на основе летописей важнейшим вопросом становится правильность хронологии. Летописцы XII1-XIV вв. применяли три календарных стиля — мартовский, ультрамартовский и сентябрьский. Зачастую весьма затруднительно определить, какой из них использовался в той или иной статье. Исследование Н. Г. Бережкова существенно прояснило общую картину, однако не сняло всех вопросов50.

Для правильного понимания политики первых московских князей и их главных соперников необходимо привлечь не только летописи, но и самостоятельные литературные памятники, вставленные в летописные тексты. Они немногочисленны и достаточно хорошо разработаны исследователями. Из раннемосковской литературы отметим прежде всего агиографию — «Житие митрополита Петра» первой и второй редакций и «Житие Сергия Радонежского»- Первый памятник недавно был опубликован и обстоятельно прокомментирован Р. А, Седовой.

Comments are closed