Идея стойкости

Идея стойкости в отстаивании своей веры, восходящая к ветхозаветной книге Даниила я воплощенная на русской почве в образе князя Михаила Черниговского, органично вписалась в московскую концепцию в силу как ее религиозного содержания, так и вполне вероятных родственных связей московской династии с домом Михаила Черниговского.

Историко-философское осмысление происходящего, как обычно, отставало от самих событий. Идея богоизбранности Москвы укоренялась и развивалась параллельно с политическими успехами ее правителей, под питы ваясь ими. На основе ее тщательного усвоения в последней четверти XIV в. началась работа по обоснованию роли Москвы как центра объединения русских земель и лидера в борьбе за освобождение страны от чужеземного ига.

В данном исследовании был использован практически весь фонд сведений, прямо или косвенно относящихся к политике первых московских князей. При этом само понятие «политика- рассматривалось предельно широко, включая ее отражение в религиозно-политических идеях и семейных традициях, художественных образах и общественных настроениях. Характер источниковой базы не позволяет исследователям показать социальноэкономическую систему Московского княжества в конце XIII — первой половине XIV в. Но с тем большим вниманием следует отнестись к сведениям, которые касаются политической истории. Правильные представления в этой области откроют новые возможности для проникновения в другие, менее доступные сферы жизни ранней Москвы.

Обращаясь к московской политике, следует прежде всего напомнить известное суждение В. О. Ключевского: «.московские князья рано вырабатывают своеобразную политику, с первых шагов начинают действовать не по обычаю, раньше и решительнее других сходят с привычной колеи княжеских отношений, ищут новых путей»1. Историк чутко угадал главное: первые московские князья в своей политике выработали новые подходы и принципы. В этом — едва ли не главная причина их успеха.

Однако там, где В. О. Ключевский пытается определить причины, обусловившие своеобразие московской политики, и выяснить, в чем же конкретно заключалось это своеобразие, его построения часто превращаются в оторванные от источников умозрительные схемы.

Comments are closed