Истоки московско-тверского противостояния

Истоки московско-тверского противостояния верь возникла в середине XII в. из нескольких поселений, расположенных у впадения в Волгу двух притоков. Левый приток, полноводная река Тверца, уходил своими верховьями далеко на север. Тверца являлась частью древнего торгового пути из Верхневолжья в Новгород. Верстах в 70 к северо-западу от Твери на берегах Тверцы располагался Торжок — южные ворота Новгородской земли. Правый приток, речка Тьмака, имела только местное значение.

Согласно уникальному известию В. Н. Татищева, в 1182 г. великий князь Владимирский Всеволод Большое Гнездо «на Волзе веле поставити Твердь и посади люди ту стрещи», то есть поставил крепость на мысу у впадения Тьмаки в Волгу. Это и была первая Тверь — то есть «твердь»-, город-крепость. Она вошла в систему крепостей, выстроенных киевскими и владимирскими князьями вдоль Великого Волжского пути.

После смерти великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича в 1246 г, Тверь выделилась из состава великого княжения в самостоятельный удел. Его первым правителем был, как полагают, Александр Невский. После 1252 г. он передал Тверь своему брату Ярославу в обмен на Переяславль-Зал есский. Ярослав укоренился в Твери и стал родоначальником местной династии.

Во второй половине ХШ в. Тверь быстро росла за счет многих тысяч беженцев из центральных районов Владимиро-Суздальской Руси. Свидетельством этого роста стало открытие тверской епархии около 1265 г.3 Первый тверской епископ Симеон (около 1265-1288) был выходцем из Полоцка. Его преемник епископ Андрей (1289-1315) был сыном литовского князя. «Западное» происхождение первых тверских владык не случайно. Ярослав Ярославич и его сыновья Святослав и Михаил искали дружбы со своим западным соседом — быстро усиливавшимся Великим княжеством Литовским. Сотрудничество с Литвой (которое, разумеется, прерывалось время от времени военными стычками) постепенно стало прочной традицией тверской династии. В -«западнической» ориентации Твери были свои преимущества, но и свои опасности. В частности, ордынские ханы очень подозрительно относились к любым самостоятельным контактам русских князей с другими правителями. Это была понстине дипломатия на лезвии ножа.

Во всех городах Руси, где имелись епископские кафедры, возвышались построенные еще в домонгольское время каменные кафедральные соборы. Вполне понятно, что уже первый тверской владыка Симеон озаботился постройкой собора.

Comments are closed