Иван Калита и его сыновья

Таким образом, остаются лишь Иван Калита и его сыновья. Учитывая особое отношение к Ивану Даниловичу как «собирателю земли Русской» среди его потомков, можно утверждать, что речь идет прежде всего о нем (если, конечно, не вести линию «прародителей» дальше, к Даниилу, Александру Невскому и Ярославу Всеволодовичу).

После падения ордынского ига в 1480 г. вопрос об отношении к политическим заветам «прародителей» и их «клятвам» относительно Орды уходит на периферию российской публицистики, оживая лишь в периоды обострения отношений с осколками Золотой Орды — Казанью, Крымом, Астраханью, Сибирским ханством. На первый план в московской идеологии выступают вопросы, связанные с укреплением Русского централизованного государства: ликвидация политического суверенитета удельных княжеств и церкви, ограничение привилегий боярства и его экономической самостоятельности, обоснование внешнеполитических притязаний московских государей и укрепление их авторитета внутри страны.

Тверские князья, казненные в Орде, и в Москве стали почитаться как мученики за веру. В 1549 г. Михаил Тверской занял место в общерусском пантеоне святых. Тверская версия их поведения теперь оказалась вполне «ко двору» московским книжникам, а прежняя, «раннемосковская», была оставлена за ненадобностью. Отныне и борьба тверичей с ненавистными поработителями, эпизодами которой были и Бортеневская битва 1317 г., и тверское восстание 1327 г., понималась только как духовный подвиг — борьба за веру с ее исконными врагами, «безбожными татарами», «бесерменами».

Отношение к Ивану Калите как к символу определенных политических идей и методов из древнерусской публицистики незаметно перешло и в труды русских историков XVNI-XIX вв. Однако если прежде споры шли главным образом вокруг его политики, а сам он оставался в стороне, то теперь акценты поменялись. Политику Калиты стали объяснять и оценивать исходя из характеристики его личности. При этом недостаток достоверных сведений о нем восполняли предположениями и домыслами. Все это неизбежно вело к созданию исторического мифа об Иване Калите. Миф всегда есть ответ на неразрешимую загадку. В основе мифа об Иване Калите также лежит тайна. Имя ей — Москва.

Первый русский историк Н. М. Карамзин высказался на сей счет вполне откровенно: «Сделалось чудо.

Comments are closed