«Избиение» татар

Иное дело — «избиение» татар. Уместно вспомнить, что незадолго до рязанского похода Даниила, в 1299— 1300 гг., хан Тохта одержал решающую победу над своим соперником Ногаем. Вероятно, рязанские татары были каким-то образом связаны с побежденным Ногаем. Их истребление не могло вызвать гнева Тохты, который использовал русских воинов для войны с Ногаем.

Истребление татар Даниилом Московским не случайно отмечено составителем Свода 1305 г. По наблюдению М. Д. Приселкова, «тверское великокняжеское летописание велось в ту пору в уклоне безусловного подчинения татарской воле». С этой точки зрения действия Даниила против татар — факт, заслуживающий осуждения. Трудно назвать комплиментом Даниилу и замечание о том, что он захватил князя Константина Рязанского «некакою хитростью». Заказчик Свода 1305 г. тверской князь Михаил Ярославич имел весьма сложные отношения с Даниилом Московским, умершим в 1303 г. Воспоминания о совместных походах и победах перемежались со свежими обидами. Очевидно, характер этих отношений предопределил и холодноватый, однако не враждебный той сообщений о действиях Даниила в Своде 1305 г.

Известие о победе Даниила над татарами из Свода 1305 г. перекочевало в Лаврентьевскую летопись (1377), составленную в Нижнем Новгороде в период обострения отношений с Ордой. Сохранилось оно и в отмеченной идеями патриотизма Троицкой летописи. Превращение «татар» в «бояр», скорш всего, объясняется ошибкой составителя Симеоновской летописи, откуда данное чтение позаимствовал и несколько расширил составитель Никоновской летописи.

Третий вопрос, касающийся летописных известий о рязанском походе Даниила, связан с пребыванием Константина Рязанского в Москве. Добавление Никоновской летописи о «чести», оказанной пленному князю в Москве, Б. М. Клосс склонен объяснять общим дружелюбным тоном этой летописи по отношению к Рязани. А. Г. Кузьмин объясняет этот фрагмент как пассаж, направленный против князя Юрия Московского, по приказанию которого Константин Рязанский был убит в тюрьме несколько лет спустя. Но откуда и зачем мог взять этот «анти- юрьевскиЙ» пассаж составитель Никоновской летописи — остается непонятным. Возможно, речь идет о каком-то не сохранившемся до наших дней рязанском источнике, известном составителю Никоновской летописи.

Обратимся к последствиям похода Даниила на Рязань. Несомненно, это был значительный успех московского князя. Он стяжал славу победителя татар. Он заполучил в качестве заложника рязанского князя и мог в этой ситуации диктовать свои условия его сыну Василию, оставшемуся в рязанской земле.

Comments are closed