Изучение «Жития Сергия Радонежского»

Изучение «Жития Сергия Радонежского» (в текст которого вкраплены уникальные сведения по истории Северо-Восточной Руси первой половины XIV в.) имеет более чем вековую традицию. Им занимались Н. С. Тихонравов, Е. Е. Голубинский, В. О. Ключевский32. В советское время «Житие Сергия Радонежского» изучал В. П. Зубов33. Им широко пользовался в своей монография о монастырях И. У. Будовницм. В последние годы углубленный текстологический анализ памятника на основе практически всех его списков предпринял

Б. М. Клосс35. В итоге существенно прояснился вопрос о соотношении первоначальной («епифаниевской»-) и позднейшей («пахомневской») редакций.

Литературное творчество Твери конца XIII — первой половины XIV в. представляют прежде всего три крупных произведения — «Повесть о Михаиле Тверском», «Повесть о Шевкале» и рассказ о гибели в Орде князя Александра Тверского. Первое из них послужило предметом специального исследования, предпринятого В. А. Кучкиным. Он выделил основные редакции памятника, проследил его связь с историческим контекстом. «Повесть о Шевкале» подвергнута тщательному источниковедческому анализу Л. В. Черепниным.

Важнейший элемент источниковой базы нашего исследования — связанный с Москвой и ее соседями актовый материал конца XIII — первой половины XIV в. Это прежде всего акты по вопросам внутреннего управления — духовные и договорные грамоты князей, договоры князей с Новгородом, жалованные и указные грамоты князей, княжеские уставы церкви.

Духовные грамоты первых московских князей сохранились лишь частично. Нет завещаний Даниила Александровича и Юрия Даниловича (если, конечно, они вообще существовали в виде текста). Однако уцелели в оригиналах два варианта духовной грамоты Ивана Калиты, завещание Семена Ивановича, два варианта духовной грамоты Ивана Ивановича, две духовные грамоты Дмитрия Ивановича. В духовных грамотах московских князей, написанных во второй половине XIV в. и позже, содержатся ценные сведения о деятельности их предков (например, знаменитое сообщение о «куплях» Ивана Калиты в духовной Дмитрия Донского), а также богатый материал для изучения территориального роста н внутреннего устройства Московского княжества. Духовные грамоты московских князей изучались несколькими поколениями исследователей. Однако и поныне остается немало спорных вопросов относительно датировки тех или иных документов, их правильного прочтения и увязки с историческим контекстом.

Comments are closed