Извечная проблема

Извечная проблема недоимок ускорила падение Юрия, которое было предопределено смертью Агафии и общими переменами в русской политике Орды. Под 6828 г. Никоновская летопись сообщает: «Того же лета приходил из Орды посол Байдера к великому князю Юрью Даниловичу, и много зла учиниша в Володимери». То же сообщение более подробно читается в тверской летописи: «Тое же зимы приходил из Орды Бадера ко князю Юрью, и много пакости (пропущен глагол «учини»— Н.Б,) святым церквам и людем татбою в Володимире». Очевидно, что «посол Бадера», чинивший произвол и грабежи во Владимире, приходил за какими-то недоимками. Не получив положенного, он принялся за дело методом «татьбы».

У великого князя Юрия была и другая причина для беспокойства. В том же 1320 г. в Ростове после кончины местного князя Юрия Александровича началась смута. В ней досталось и каким-то «злым татарам», находившимся тогда в городе: «И собравшеся людие, и гон и та их из города». Таких самоуправств Орда русским никогда не прощала.

Отправив брата Ивана в Орду, Юрий несколько месяцев спустя принял участие в борьбе вокруг «кашинской дани». Под 6828 мартовским годом. Рогожский летописец сообщает: «В лето 6829 на весне приездил в Кашин Гаянчар татарин с жидовином длъжииком, много тягости учинили Кашину, Того же лета бысть погыбель солнцу. На ту же осень князь Юрии со всею силою низовскою и суждальскою сьбрався в Переяславли, хотя к Кашину ити, Михаиловичи же князь Дмитрии с братиею с тферскым полком и с кашинскым противу ему изыдоша к Волэе и доконча мир межи ими владыка Андреи, и разыдошася. Тое же зимы князь Юрии, поймав сребро у Михаиловичев выходное по докончанию, не шел противу царева посла, но ступил с сребром в Новъгород Великыи».

Летопись довольно невнятно излагает всю эту историю. Возникает ряд вопросов. Почему кредитор явился за долгом именно в Кашин? И кто, собственно, ему был должен? Ясно, что младший сын Михаила Тверского Василий, которому по завещанию остался кашинский удел, был еще слишком юн, чтобы иметь долги в Орде. Он родился около 1304 г. Ясно и то, что визит «жидовина» в Кашин не имел отношения к уплате «выхода» со всего тверского княжества: эти вопросы решались в Твери, а не в Кашине. Приезд «жидовина» в Кашин был делом частного лица, а сопровождавший его татарин Гаянчар не был ханским «послом».

Comments are closed