Каратели Дюденя

Узнав обатом, каратели Дюденя повернули назад, ограничившись разграблением Волоколамска и его окрестностей.

Разгром Северо-Восточной Руси «Дюденевой ратью» в 1293 г. современники называли новым Батыевым нашествием. Князь Дмитрий Александрович во время нашествия со своей дружиной бежал во Псков. Там находили убежище многие князья-изгнанники того времени, В случае крайней опасности из Пскова всегда можно было уйти дальше — в Литву или Швецию.

После ухода 4 Дюденевой рати» князь Дмитрий решил перебраться из Пскова в Тверь. Однако по дороге, где-то у Торжка, его перехватил брат Андрей с дружиной, В короткой, но жестокой схватке Андрей разгромил отряд Дмитрии, захватил его казну и «вьючный товар». Сам князь едва успел уйти от погони и плена, переправившись на другой берег Тверды.

Некоторое время спустя между братьями был заключен мир, по условиям которого Дмитрий получал право вернуться в Переяславль Залесский. Возможно, Дмитрий сохранил и титул великого князя Владимирского9. Однако добраться туда он уже не успел. Потрясенный всем случившимся, ограбленный и униженный родным братом, старший сын Александра Невского умер где-то в дороге, близ Волоколамска, в возрасте около 43 лет. Перед кончиной он по примеру отца принял монашеский постриг. Его тело было предано земле в Переяславле Залесском.

Князь Андрей Александрович в 1294 г. окончательно утвердился на великом княжении Владимирском. Однако княжеская Русь по- прежнему делилась на два враждебных лагеря. В одном — новый великий князь Владимирский Андрей Александрович и его соратники, князья Федор Черный и Константин Борисович Ростовский; в другом — сын умершего Дмитрия Александровича Иван Переяславский и его доброхоты Михаил Ярославич Тверской и Даниил Александрович Московский Правовой статус этого города был не вполне ясен. Андрей Александрович, по-видимому, полагал, что переяславскими землями прежние правители управляли именно как великие князья. Исходя из этого, он считал себя вправе претендовать на управление ими. Впрочем, Андрей мог претендовать на Переяславль и как брат прежнего владельца, Дмитрия. Князь Иван Переяславский, напротив, считал, что его отец, дед и прадед владели городом и землей как своим уделом и теперь все права собственника переходят по прямой линии, то есть принадлежат ему.

Comments are closed