Княжеский съезд

Не имея возможности в одиночку бороться с великим князем Андреем, Иван Переяславский искал дружбы тверского и московского князей.  Они решительно приняли его сторону. Показав великому князю свою готовность сражаться за интересы Ивана Переяславского, они вслед за этим явились к Андрею во Владимир для переговоров. Там, на княжеском съезде зимой 1296/97 г., великий князь отступился от своих притязаний на Переяславль10. Однако параллельно с этим он добился от своих соперников не которых существенных уступок. Главная из них состояла, по-видимому, в том, что князь Даниил Московский вернул Андрею новгородский стол, который он занял осенью 1296 г. по приглашению новгородцев. Эта история заслуживает особого внимания, так как в ней можно разглядеть некоторые черты Даниила Московского как политика.

По традиции новгородцы принимали у себя на княжении либо самого великого князя Владимирского, либо кого-то из его сыновей. Задача князя в Новгороде состояла, прежде всего, в обороне границ и организации удачных походов на чужую территорию. В 1290-е гг. шведы развернули наступление в Карелии. Они учли, что князья Северо-восточной Руси были заняты в это время своими собственными распрями и не могли оказать новгородцам быстрой и энергичной помощи. В 1293 г. шведы построили мощную крепость Выборг — плацдарм для наступления на Карельском перешейке. Новгородцы на другой год попытались взять Выборг, но потерпели неудачу. В 1295 г, шведы захватили город Корелу на северо-западном берегу Ладожского озера. Над балтийской торговлей Новгорода нависла смертельная угроза.

Между тем великий князъ Владимирский Андрей Александрович был слишком занят своими отношениями с татарами и враждебно наст

роенными русскими князьями. Ему было не до Новгорода. И Новгород решил отказаться от его услуг, пригласив на княжение другого сына Александра Невского — 35-летнего Даниила Московского. Этот выбор новгородцев свидетельствует о том, что репутация Даниила как воина и дипломата была высокой. В сущности, ему предлагали сыграть роль великого князя Владимирского.

Однако московский князь не менее, чем его старший брат, был озабочен проблемами Северо-Восточной Руси. Он отправил в Новгород как знак своего присутствия малолетнего сына Ивана12. А через несколько месяцев, на владимирском съезде зимой 1296/97 г. Даниил использовал свое новгородское княжение как предмет торга со старшим братом.

Comments are closed