Концовка статьи

Осколком целостною рассказа выглядит концовка статьи 6835 г., повествующая о возвращении в Тверь после погрома братьев Александра.

На фоне подозрительного молчания тверских летописей о действиях Ивана Калиты во время «Федорчюковой рати» резко выделяется реплика из «Предисловия летописца княжения Тверского», содержащего краткий обзор истории тверской династии. Сообщая о расправе над Шевкалом, составитель предисловия замечает: «Татарове же слышавше се же, не улучивше беззаконнаго желанна, видевше ся посрамлени, сьбрашеся множество бесчисленое татар, с ними же Иван Московский грядяше и вож им на грады тверскыа бьгеаше». Далее сообщается, что князь Александр Тверской по совету епископа Андрея (умершего в 1323 г.!) не стал сражаться с войском «царя», которого поставил Бог. Вместо этого он уехал во Псков. Послушание своему владыке принесло благие плоды: «Татарове же, Александру не сущу въ Твери, отьидоша в свою землю». Данная интерпретация событий явно имеет целью обелить князя Алекандра и очернить его московского соперника.

Но так ли черен был в действительности поступок Ивана, как изображает его тверской книжник? (а вслед за книжником — и множество позднейших историков!). Совершенно очевидно, что зимой 1327/28 г. каратели, да и сам хан Узбек относились к русским князьяч по принципу «кто не с нами, тот против нас. Уклониться от участия в походе на Тверь, значило обречь свою землю на опустошение и своих людей на погибель. Ясно и то, что татары все равно разорили бы Тверь — с Иваном или без Ивана. Все русские князья ходили на Тверь, спасая свои собственные княжества, а также и свое положение как правителей. Эгоизм был до неразличимости переплетен здесь со здравым смыслом.

Что до роли Ивана как «провожатого» татар — то это явная гипербола, За сто лет владычества над Русью татары достаточно хорошо изучили дороги к ее городам. Да и городов-то в Тверской земле было, собственно, всего два; Тверь на Волге и Кашин на речке Кашин ке, притоке Волги. Дойти до них по рекам не составляло никакого труда. Суть же дела состояла в юм, что князь Иван как старший среди участвовавших в походе на Тверь русских князей был, видимо, назначен ответственным за действия всей русской части Федорчюковой рати н в этом качестве был ее «вожем», командиром.

Третий после новгородского и тверского вариант повествования о событиях 1327-1328 гг. содержался в московском летописании XIV в,, наиболее ярко отразившемся в Своде 1408 г. и производных от него памятниках.

Comments are closed