Конфликт с татарами

Последний, как известно, имел конфликт с татарами и бежал от них в Новгородскую землю. Там он благополучно переждал плохие времена, со временем вернулся в Северо-Восточную Русь и даже получил ярлык на великое княжение Владимирское в 1263 г.

Что касается явки на суд в Орду Михаила Тверского в 1318., — то это был не столько вопрос самопожертвования (как представляли дело агиографы), сколько вопрос степени риска. Без той или иной доли риска не обходилась ни одна княжеская поездка в Орду. Михаил Тверской, дважды выносивший свою тяжбу с Юрием Московским на суд Орды и оба раза одержавший победу, на третий раз просто недооценил опасность и переоценил значимость своей фигуры для хана. Та же переоценка собственных возможностей сгубила и Дмитрия Тверского в 1324 г. Имея перед глазами два таких суровых урока, Александр должен был сделать соответствующие выводы. К тому же его вина была куда тяжелее, чем вина брата и отца. Впрочем, наследственная склонность к переоценке своих возможностей со временем проявилась и у Александра Тверского. Именно ей он обязан своей гибелью в 1339 г.

В итоге можно констатировать, что ни Иван Калита, ни Александр Тверской не проявили н событиях 1327—1328 гг. каких-то ориги

нальных подходов к решению политической проблемы. Оба действовали всецело в русле традиций своего княжеского дома. Однако московская традиция, восходившая к Александру Невскому, в той конкретно-исторической ситуации оказалась более реалистичной и перспективной. Своими действиями Калита спас от ордынского погрома все, что еще можно было спасти.

С одной стороны, дробление княжеств на уделы и расцвет междоусобиц приводили к падению платежеспособности русских земель. Кроме того, в ходе междукняжес- ких конфликтов нередко страдали и оказавшиеся втянутыми в них татары. На насилие над «своими» Орда вынуждена была отвечать карательными мерами. Выколачивание недоимок по ордынскому «выходу и сведение счетов с русскими обидчиками татар с помощью карательных экспедиций давали кратковременный эффект и в перспективе только ухудшали ситуацию. Для умиротворения СевероВосточной Руси нужен был своего рода «сельский староста» — сильный не только поддержкой Орды, но и своими собственными возможностями великий князь Владимирский.

Comments are closed