Краткое проложное житие

Имя Михаила Черниговского в начале XIV в. было широкоизвестно в Северо-Восточной Руси, В середине XIII в. в Ростове при дворе княгини Марьи Михайловны, дочери князя-мученика, было составлено его краткое проложное житие. Оно легло в основу всех последующих пространных редакций этого памятника111. Есть сведения, что уже в середине ХШ в. в Ростове существовала церковь, посвященная новым святым — князю Михаилу Черниговскому и казненному вместе ним боярину Федору. Вероятно, именно о ней упоминает Никоновская летопись под 1288 г.: «В Ростове сгорела церковь от грому святого Михаила»141. Пожар деревянной церкви — дело весьма обычное и редко

упоминаемое летописью. Однако в данном случае летописец отмечает это как событие особое, достойное внимания.

Еще одним очагом культа Михаила Черниговского был, по-види~ мому, суздальский Риэположенский монастырь, в котором с 1227 по 1250 г. жила другая дочь князя-мученика — Евфросинья. Уже в XVI в. было составлено житие Евфросиньи Суздальской, согласно которому именно она своим посланием вдохновила отца на подвиг в Орде. По описи 1628 г. в Риэположенском монастыре существовал придел во имя Михаила Черниговского и его боярина Федора.

Особым почитанием Михаила Черниговского отличалась его родина — Северская земля. Во второй половине XIII в. в чернигово- брянекой земле, столицей которой стал Брянск, правил князь Роман Михайлович Старый (1263-1288), сын Михаила Черниговского. Его братья и племянники сидели в Глухове, Новосиле, Карачеве и других уделах. Однако в начале XIV в. брянским столом завладели князья из смоленского дома, что привело к переезду многих бояр в московские земли. Среди бояр, выехавших в Москву из Чернигова во времена князя Даниила Александровича, выделялся Федор Бяконт, отец будущего митрополита Алексея. Согласно свидетельству родословных книг, при Иване Калите «за ним была Москва»11. Видимо, именно он в качестве княжеского наместника отвечал за безопасность и порядок в городе во время отлучек князя. А. Е. Пресняков полагал, что Федор Бяконт занимал должность московского тысяцкого — главы посадской общины и ополчения.

День освящения Архангельского собора приобщал Москву к тра диции прославления той святой жертвенности, которая для тверичей была связана с именем их князя Михаила Ярославича. Почитание первого князя-мученика Михаила Черниговского как бы отодвигало на второй план тверской культ, который претендовал на то, чтобы стать общерусским.

Comments are closed