Культовое строительство

Каждый из его храмов был связан многими нитями с владимирской и даже киевской традициями.

Культовое строительство Ивана Калиты имело и сугубо практическую цель: привлечь в Москву на постоянное жительство митрополита Феогноста. С этой целью князь выстроил все необходимые элементы епископской резиденции — кафедральный собор с эффектной соборной колокольней, усыпальницу для святителей, прилежащий к резиденции монастырь, наконец, само здание митрополичьих покоев. Возможно, собор Михаила Архангела также изначально предполагался монастырским. Однако позднее святитель Алексей устроил митрополичий монастырь во имя Архангела Михаила на другом месте.

Что касается митрополита Феогноста, то достоверно известно лишь о его участии в освящении храма Михаила Архангела в 1333 г. и о его благословении на устройство (или переустройство) Спасского монастыря. Однако есть основания предполагать его участие в освящении Петровернгского придельного храма в октябре 1329 г., а также в закладке собора Спасского монастыря 10 мая 1330 г. И все же из этого нельзя делать вывод об активном содействии Феогноста именно и исключительно Москве.

Позиция митрополита Феогноста заключалась в том, чтобы оказывать равное внимание всем частям своей обширной митрополии, сохраняя ее единство- Едва наметившееся в 1330-е гг. первенство Москвы в Северо-Восточной Руси могло быть в любой момент ликвидировано властным вмешательством Орды. Опытный дипломат, феогност не хотел связывать свою политическую перспективу с шаткой победой одного из феодальных центров.

Явная отстраненность Феогноста от московского «собирания Руси»- запечатлелась в исторической памяти потомков Ивана Калиты. Примечательно, что полтора века спустя московский великий князь Иван Ш и митрополит ГеронтиЙ дружно воспротивились прославлению Феогноста как святого14®.

Вместе с тем митрополит Феогност не хотел и отталкивать от себя кого-либо из правителей русских земель, а тем более — великого князя Ивана Даниловича. Тщательно дозируя свое благосклонное внимание, Феогност наделял им Москву и Тверь, Владимир и Кострому, Новгород и Сарай, Киев и Владимир-Волынский. Подобно митрополиту Петру, он странствовал по Руси, не имея постоянной географической «точки отсчета».

В этой ситуации Ивану Калите приходилось использовать все аргументы для привлечения святителя в Москву.

Comments are closed