Миротворческая миссия

Миротворческая миссия Кавгадыя не удалась: Михаил Тверской оказался слишком неуступчив, а сам КавгадыЙ – слишком пристрастен. Надеясь принудить Михаила смириться с московским присутствием в Новгороде, отпустить всех взятых в Торжке заложников и отменить платежи по контрибуции, Юрий Московский предпринял поход объединенных войск северо-восточных князей в тверскую землю. Именно таким способом — методичным разграблением волостей — князья обычно воздействовали на упрямых новгородцев.

Однако и на сей раз Михаил Тверской повел себя неожиданно: окрыленный удачным ударом по оплошавшему новгородскому полку, он таким же внезапным нападение и разгромил и дружину Юрия Московского в Бортеневской битве. Действия Михаила делают ему честь как полководцу, но свидетельствуют о полной неспособности этого князя как политика. Своими лихими атаками он отрезал себе путь к примирению с новгородцами и перечеркнул миротворческие планы Орды. Последней ошибкой Михаила стало пленение жены Юрия Кончаки. С точки зрения здравого смысла Юрию следовало бы немедленно и с честью отпустить ханскую сестру на все четыре стороны. Однако Михаил не устоял перед соблазном покичиться перед тверичами столь редкостным трофеем. (Возможно, он руководствовался и другими, более свирепыми мотивами.) Расплатой за недальновидность стала ответственность за неожиданную и загадочную кончину Кончаки в Твери.

В итоге Бортеневская победа оказалась <пирровой». Михаил Тверской окончательно запутался в собственных подвигах и экспромтах. Юрию оставалось только пригласить его на разбирательство в Орду и позаботиться о том, чтобы КавгадыЙ своевременно и должным образом представил хану все происшедшее.

После казни Михаила Тверского в Орде в ноябре 1318 г. хан вновь вернулся к своим планам умиротворения Северо-Восточной Руси. Отдав тверской стол Александру Михайловичу, Узбек тем самым сознательно ослабил Тверь. Вместе с тем хан рекомендовал новому великому князю Юрию Даниловичу примириться с тверским семейством путем династического брака Софьи Юрьевны и Константина Михайловича.

Осторожная политика Юрия Московского позволила ему стать обладателем заветного владимирского венца. Теперь ему предстояло самое трудное: удержать его.

Исследования И. Б. Грекова убедительно показывают, что «русская политика» правителей Золотой Орды всегда была составной частью их восточноевропейской политики.

Comments are closed