Наблюдения над изображением «замятии»

Завершая наблюдения над изображением «замятии» 1304-1305 гг. в летописях, следует признать, что текст Симеоновскоё летописи есть наиболее близкое воспроизведение протографа — соответствующей записи «Летописца Даниловичей. Эта запись, пройдя через Свод 1340 г. и какие-то промежуточные памятники XIV в., была воспроизведена составителями Свода 1408 г. (Троицкой летописи). При перемещении из одного летописца в другой запись утратила точную дату и была расчленена на две часта, разнесенные между 6813 и 6814 ультрамартовскими годами. Однако она сохранила живые подробности событий и бесхитростность стиля древнейшего московского летописца, чьи вкусы формировались под влиянием лаконичного и строгого ростовского летописания ХШ в.

Подводя итог переяславскому конфликту, следует отметить, что в данном случае Москва лишь защищала от нападения тверичей то, что ей уже принадлежало. Как и во всех других эпизодах этой «замятии», Тверь здесь — наступающая сторона. За ней — амбиции владимирского боярства и новгородской олигархии. К Москве тянутся костромские и нижегородские «вечники», новгородская «чернь», переяславские горожане. Не следует преувеличивать значение этого момента. Но не следует и упускать его из виду. Не исключено, что Даниловичи сознательно играли на социальных противоречиях, выставляли себя защитниками «меньших» от произвола знати. Сама социальная ситуация в Московском княжестве, где не было сильной древней аристократии, благоприятствовала такой позиции.

Попытки тверских и владимирских бояр заставить костромичей, нижегородцев, переяславцев и новгородцев признать Михаила Ярославича великим князем Владимирским еще до его утверждения в Орде на первый взгляд выглядят весьма странно. Ведь воля хана могла разом перечеркнуть все старания доброхотов Михаила. Однако все объяснялось просто. Михаилу, как, впрочем, и Юрию Московскому, были до крайности нужны деньги (или же товары, которые могли быть быстро обращены в звонкую монету). Именно деньги решали тогда судьбу великого княжения в Орде.

Разоренный многолетней войной с Ногаем, хан Тохта как никогда нуждался в средствах. После гибели Ногая обстановка в степях еще лет десять оставалась нестабильной. На землях, где прежде распоряжался Ногай (Северное Причерноморье), пытались утвердиться его сын Джека и внук Каракишек. А в столице государства у хана был тайный соперник – его собственный брат Бурлюк.

Comments are closed