Настоятель Спасского монастыря

Эта повесть, помимо благочестивой риторики, содержит несколько интересных фактов, перекликающихся с историей владимирского Рождественского монастыря. Так, повесть сообщает, что настоятель Спасского монастыря получил сан архимандрита; что из числа спасских иноков избирались кандидаты на епископские кафедры; что монастырь содержался на средства самого великого князя Ивана Даниловича, а позднее его потомков; что монастырь с самого начала стал центром книжности.

Из других источников к атому можно прибавить, что Спасский монастырь получил «все наследие Даниловского монастыря», включая и сам погост Даниловский и принадлежавшие монастырю села».

Спасский архимандрит стал одновременно и настоятелем Даниловского монастыря, которым он управлял, вероятно, через своего наместника.

Согласно церковным канонам, основать новую обитель можно было только по благословению епархиального архиерея. Поскольку Московское княжество входило в состав митрополичьей епархии, Иван Калита должен был получить благословение самого митрополита Феогноста. Однако возникает вопрос: почему он не сделал этого весной

1329 г., когда жил одновременно с Феогностом в Новгороде и сотрудничал с ним в деле Александра Тверского? В поисках ответа на этот вопрос проследим за действиями митрополита в 1329-1333 гг.

Из Новгорода митрополит отправился в Юго-Западную Русь. Путь его лежал через земли Великого княжества Литовского. Вероятно, он посетил епархиальные центры, а также столицу княжества Вильно, Митрополит встречался, конечно, с правителем Литвы князем Гедимином. Затем Феогност поехал на юг — на Волынь, в Галич и, наконец, в Киев. Там, в Киеве, к нему явились московские послы. Их целью было получить благословение митрополита на создание (или перенесение на новое место) Спасского монастыря и учреждение в нем архн- мандритии. В составе посольства, по-видимому, был и кандидат, которого московский князь хотел видеть архимандритом своей новой обители. Обряд возведения в сан архимандрита мог совершить только епископ, глава той епархии, где находился монастырь. Для Москвы этим епископом был сам митрополит.

Уникальное известие об этом московском посольстве сохранилось в Никоновской летописи: «Того же лета (6837) пресвященный Феогнаст митрополит Киевский и всеа Русии поиде из Новагорода в Волыиьскую землю, и оттуда иде в Галич и в Жараву, а отгуду прииде в Киев.

Comments are closed