Некролог Даниила

Нетрудно заметить, что некролог Даниила послужил образцом при составлении некролога Калиты. Однако связь этих двух памятников является весьма сложной и неоднозначной.

Некролог князя Даниила Александровича имеет собственную, весьма сложную судьбу в русских летописях. Новгородская 1 летопись вообще не упоминает о кончине Даниила. В своем кратчайшем и, видимо, в изначальном виде это известие читается в Своде 1305 г. (Лаврентьевская летопись). Свод 1408 г. (Троицкая летопись в выписке Карамзина) давала более подробный вариант, основанный, однако, на тексте Свода 1305 г.

Некоторое недоумение вызывает сообщение Свода 1408 г. отом, что Даниил был похоронен в кремлевской церкви Михаила Архангела. Другие источники сообщают о его погребении в Дан иловом монастыре61. По-видимому, создатели Свода 1408 г. уже не имели точных сведений о могиле Даниила. Учитывая устоявшуюся к этому времени традицию хоронить князей в кремлевской церкви Михаила Архангела, они распространили ее и на Даниила. Непосредственным источником для данной аналогии мог послужить некролог Калите в московском Своде 1340 г., где прямо указывалось место погребения князя Ивана: « положен бысть. в церкви святаго Архангела Михаила. на Москве0.

«Обратная связь» между записью о кончине Даниила и обстоятельствами смерти Ивана Калиты отчетливо заметна в том варианте записи, который содержится в Симеоновской летописи (куда он попал через Свод 1408 г. из Свода 1340 г.). Добавление о том, что сын Даниила Юрий отсутствовал на похоронах отца из-за событий в Переяславле, выглядит весьма неорганично в летописной статье 6812 г. Примечательно, что его нет в тексте Свода 1305 г. Напротив, замечание о причинах отсутствия князя Семена на похоронах отца вполне удачно вписывается в текст некролога Калиты. Видимо, работая над статьей 6812 г., создатель московского Свода 1340 г, отметил сходство ситуации с отсутствием старшего сына на похоронах Даниила и Ивана Калиты и внес это в свой текст. Сделал он это с определенным умыслом. Первым читателем его труда должен был стать молодой князь Семен Иванович.

Его отсутствие на похоронах отца, вероятно, служило тогда темой пересудов и упреков. Должно быть, и сам Семен, глубоко чтивший отца, сильно переживал это обстоятельство. В этих условиях упоминание в летописи о том, что и дед Семена Даниил не смог перед кончиной благословить старшего сына, занятого заботами власти, могло быть приятно для державного читателя Свода 1340 г.

Comments are closed