Никоновская летопись

Никоновская летопись (1520-е гг.) в повествовании о событиях 1304-1305 гг. предлагает чересполосное соединение новгородского (Н1Л) и московского (Свода 1408 г.) рассказов. Оба рассказа даны полностью и при этом украшены риторикой57. В тексте Никоновской, а позднее и Воскресенской летописи (по-видимому, под влиянием Софийской 1 летописи, с которой составитель Никоновской был знаком) появляется га же двойная ошибка: Юрий Данилович назван «великим князем», а Иван Калита садится в Переяславле на «великом княжении».

Истоки этой распространившейся по летописям XVI в. ошибки следует искать в соответствующем тексте Симеоновской летописи. Здесь мы находим следующее чтение, восходящее, по-видимому, к Своду 1408 г.: «Князь же Иван Данилович с Москвы приехал в Переяславль и сел в нем»59. Здесь глагол «сел» употреблен в смысле «сел в осаду», «затворился в крепости». На одном из этапов последующей работы с текстом Свода 1408 г. (до середины XV в.) какой-то книжник решил разъяснить читателю не вполне ясное слово «сел» как «сел на княжение». В Московском летописном своде конца XV в. под 6812 г. сообщается: «Того же лета кня;)ъ Иван Данилович пришед в Переславль седе на княжении»60. Выражение «сел на княжении» было у летописца «на кончике пера», носило характер литературного клише. Таким образом, нет оснований из этой фразы протографа Софийской 1 и Новгородской 4 летописи делать вывод, что Иван Калита захватил Переяславль лично для себя вопреки воле Юрия и воспользовавшись его отсутствием61. На несостоятельность такой трактовки событий справедливо указывал А. Е. Пресняков.

Ясно, что Юрию, сохранившему надежду на реванш, было выгоднее держать братьев на роли беэудельных подручников. Получив уделы, они неизбежно обособились бы от общемосковских дел, а может быть, и втянулись бы в удельные распри со своим старшим братом, И потому Юрий не дал братьям раздела. В «Истории» В. Н. Татищева Афанасий Данилович назван «можайским». Возможно, к концу жизни Юрий дал ему удел. Однако это уникальное татищевское известие вызывает сомнения у исследователей.

Александр Данилович умер в 1307 г.ы Никаких подробностей его жизни и смерти летописи не сохранили. Борис Данилович вернулся в Москву между 1307 и 1317 гг. В БортеневскоЙ битве этот князь участвовал на стороне Юрия Даниловича и попал в плен к тверичам. Однако вскоре он был отпущен. Можно думать, что, получив великое княжение Владимирское в 1317 г., Юрий отправил Бориса своим наместником в Нижний Новгород3. Там он умер в 1320 г.

Comments are closed