Оазис благополучия

Обычно это было связано с изменением политического курса новгородского правительства. Вопрос о том, кого из князей поддержит Новгород, имел в 1311 г. особую остроту. Этот город был единственным оазисом благополучия в опустошенной «мором» и голодом Руси. Новгородская 1 летопись не сообщает о каких-либо стихийных бедствиях в 1309-1311 гг. Город на Волхове жил своей обычной жизнью: строились новые каменные храмы и крепости, готовились дерзкие набеги на земли соседей-шемцев. Под 6819 мартовским годом Новгородская 1 летопись по Синодальному списку сообщает о морском походе новгородцев в подвластную шведам землю племени «емь» (современная южная Финляндия). Подобный поход, хотя и в зимнее время, совершил в

1256 г. Александр Невский, занимавший тогда великое княжение Владимирское и одновременно — новгородский стол159. Но на сей раз поход новгородцев возглавил не великий князь Михаил Тверской (еще одно свидетельство его отсутствия на Руси летом 1311 г, 0, а служилый князь Дмитрий Романович. Он был сыном князя Романа Глебовича, который еще в 1294 г, ходил с новгородским войском на Выборг160. Оба эти князя принадлежали к смоленскому дому.

Каким образом князь Дмитрий Романович оказался в Новгороде? Источники не дают прямого ответа на этот вопрос. Однако уместно вспомнить, что три года спустя другой князь из смоленского дома, Федор Ржевский явился в Новгород как представитель Юрия Московского. Учитывая тесные союзнические, а может быть, и родственные связи московских Даниловичей с князьями смоленского дома12, можно думать, что князь Дмитрий Романович также был прислан в Новгород из Москвы. Логика поведения новгородцев ясна: им нужен был искушенный в военном искусстве князь для руководства набегом на емь. Михаил Тверской отсутствовал на Руси, его старший сын Дмитрий имел всего 12 лет от роду и явно не годился для такой роли. Наместники Михаила Тверского Федор Михайлович и Борис Константинович служили еще во времена великого князя Александра Ярославича. Вместе с другими боярами «служебниками» Андрея они перешли после его кончины к Михаилу Тверскому. Новый великий князь оставил ах на новгородской службе. Однако здесь он совершил серьезную ошибку. Оба наместника плохо проявили себя на воинском поприще. Известна грамота новгородцев к Михаилу Тверскому с требованием отозвать обоих за неспособностью.

Comments are closed