Общая черта похвалы и панегирика

С провиденциальной концепцией «князя-избранника Божьего» тесно связана и другая общая черта похвалы и панегирика: подчеркивание общерусского масштаба деятельности князя Ивана.

Тут и там в центре внимания находится тема господства иноплеменников над Русью. В похвале князь Иван восхваляется за то, что он избавил свой народ от страданий, хотя и не говориться о том, каким образом он это сделал. Здесь мысль об избавлении от «насилия татарского» выражена преимущественно иносказательно, через ветхозаветные параллели (Моисей, Давид, Соломон); в летописном панегирике вещи уже прямо названы своими именами.

Третье произведение, посвященное Ивану Калите, — его летописный некролог. В наиболее полном виде он сохранился в Рогожском летописце под 6848 г. Учитывая прямую связь этого памятника летописания с московскими сводами XIV в. и общерусским Сводом 1408 г., можно утверждать, что данная редакция некролога лучше других передает его изначальный текст. В СимеоновскоЙ летописи, также хорошо сохранившей текст Свода 1408 г. и Свода 1389-1392 гг., некролог Ивану Калите дан с некоторыми сокращениями. В Новгородской 1 летописи младшего извода под 6848 г. — лишь краткое сообщение о кончине Калиты: «Преставися князь великыи Иван Данилович на Москве, в чернцех и в скиме».

Обратимся к тексту некролога, помещенному в Рогожском летописце. «В лето 6848 преставися князь великим всея Роуси Иван Данилович, внук великаго Александра, правнук великаго Ярослава, в чернь цех и в скиме, месяца марта в 31 день, на память отца Стефана чюдотворца.

А в гроб положен бысть месяца априля 1 день, на память преподобныя Марии Египетскыя в церкви святого Архангела Михаила, юже сам создал в своей отчине на Москве.

И плакашася над ним князи и бояре, и велможи, и вей мужи москвичи, игумени, попы, и диакони, и черньци, и черници, и вси народи, и весь мир христианьскыи и вся земля Роусская, оставше своего господаря.

Сына же его князя Семена не бысть на провожании отца своего, бяше бо был в то время в Новегороде в Нижнем.

И проводивше христиане господина своего князя Ивана и поюще над ним надгробныя песни и разидошася плачюшися и поплънишася великыя печали и плача.

И бысть господину нашему князю великому Ивану Даниловичу всея Руси вечная память.

Прежде чем перейти к анализу приведенного текста, отметим его общие жанровые особенности. К середине XIV в. уже сложился довольно устойчивый формуляр летописных сообщений о кончине князя.

Comments are closed