Песнопения в честь праздника

В Древней Руси канун праздника был ритуально связан с самим праздником. Песнопения в честь праздника звучали уже вечером и в ночь на самый день празднования. Событие, совершавшееся накануне, служило как бы предисловием к празднику.

Праздник основания Константинополя был хорошо известен русским летописцам, называвшим его «бытие Царя град а»123. Знали о нем и книжники. Он содержится в русских месяцесловах XIV в., в том числе и в месяцеслове Евангелия Семена Гордого — сына Калитыш. Согласно записи в псковском Апостоле 1307 г., в этот день состоялось освящение церкви св. Софии в Киеве, построенной княгиней Ольгой.

Весьма памятным в истории русского храмоздательства был и следующий день — 12 мая. В этот день князь Владимир Святославич освятил Десятинную церковь в Киеве — первый и главный до построения Софийского собора храм победившего христианства на Руси. Разрушенная во время нашествия Батыя Десятинная церковь была символом прежнего величия и нынешних бедствий Русской Церкви.

Увязав день закладки своего Спасского собора с важнейшими датами киевского строительства, а также с днем основания Константинополя, Иван Калита протянул еще одну незримую нить преемственности от «второго Рима и Киева — к Москве, будущему «третьему Риму».

Византийские реминисценции даты закладки собора Спасского монастыря мог по достоинству оценить такой знаток греческой традиции, как митрополит Феогност. Но был ли он в Москве 10 мая 1330 г.? Летописи ничего не сообщают об этом. Однако их молчание легко объяснить как пробелами и утратами в источниках, так и позднейшим редактированием. Тверские редакторы начала XV в., поработавшие над Сводом 1408 г., не желали подчеркивать близость митрополитов с Москвой; московские редакторы времен Ивана III были весьма равнодушны к памяти грека Феогноста, которого сам великий князь не желал признавать за святого.

Между тем ход событий весны 1330 г. вел Феогноста в Москву. Как показано выше, в конце марта он был в Твери, куда приехал из Костромы (скорее всего, через Ярославль, Углич и Кашин). После хиротонии тверского владыки Феодора Феогност должен был пробыть в Твери не менее месяца (включая пасхальную неделю с 8 до 15 апреля), так как дороги затопило весеннее половодье. В конце апреля, когда земля подсохла, митрополит отправился из Твери в ЮгоЗападную Русь. Его путь естественным образом проходил через Москву.

Comments are closed