Подготовка мастеров кожевенного дела

Для подготовки мастеров кожевенного дела, которые должны были освоить новый способ обработки кожи, были организованы двухгодичные курсы обучения в Москве, куда и было предложено «из губерний к кожевенному обучению мастеровых людей выслать, в которых городах кожевенные малые и средние заводы, из тех по 2, а в которых городах заводы многие, из тех выслать, смотря по пропорции заводов, а ежели от невысылки тех мастеровых людей в обучении того дела учинится остановка, и то взыщется на тех губернаторах, от кого в той высылке учинится замедление, жестоко». В 1716—1717 гг. для учения кожевенному делу было прислано из всех губернских городов 275 человек. Ученики по кожевенному делу имелись и при казенном кожевенном заводе в Петербурге, откуда по окончании обучения они направлялись на другие кожевенные заводы в качестве мастеров. Так, в 1722г. были направлены мастерами на кожевенные заводы Жукова

8 человек, Симонова — 2 человека и Дм. Зайцева — 1 человек.

Московский завод на Воробьевых горах готовил искусных мастеров стекольного производства. Так, например, стеклянного дела учеников Ивана Беляева и Данилу Колосова, которые прошли срок ученичества и работали на Московском заводе уже подмастерьями, Сенат направил на петербургские стекольные заводы в качестве мастеров. Ранее с этого завода в качестве мастеров были посланы ученики Кирилл Калинин и Артемий Трофимов.

В 1723—1724 гг. через ученичество было подготовлено из русских людей 22 мастера по шпалерному делу. При игольной мануфактуре Рюминых имелось 125 учеников. Пятьдесят рабочих мануфактуры Щеголина были посланы в Казань для обучения суконному делу.

На больших верфях устанавливались различные виды обучения. В Морском Регламенте  указывалось: «Плотничьих и прочих мастеровых людей детей надлежит обучать грамоте, цифири и плат-геометрии, дабы потом могли добрыми мастеровыми быть. Для чего особливую школу иметь».

Ученики набирались из детей ремесленников, дворовых и приписных крестьян, из матросских и солдатских детей, из воспитанников приютских домов.

По окончании срока ученичества ученики должны были переводиться в подмастерья и мастера и получать свидетельства в «удостоверение искусства или познания в том художестве или ремесле», которому они обучались. Мастерам предоставлялось преимущественное право в получении работы по специальности. Они освобождались от уплаты пошлин и воинской службы при наличии свидетельств о том, «что он подлинно такого художества мастеровой человек, а не подложный, дабы под тем видом» не могли укрываться от службы.

Comments are closed