Положение приписных крестьян  на казенных заводах

В одной из многих челобитных в Берг-коллегию крестьяне, приписанные к заводам Демидова, писали: «Когда прикащики наших крестьян увидят на своих пашнях, то и работать им не дают и бьют смертельно и приговаривают то, что де работай на заводе, а не на своих пашнях и мы в его (Демидова) и прикащиков его несносных обидах и налогах и безвременных работах уже и домов своих лишились и удобное летнее рабочее время в домах нам работать на себя не дают, отчего уже не малая часть произошла пустотою и многие в убожество и в крайнее разорение пришли и подушного окладу платить нам нечем». Не лучше было положение приписных крестьян и на казенных заводах. В 1733г. крестьяне Арамашевской и Невьянской слобод, приписанные к Алапаевскому заводу, жаловались Геннину. «Работаем мы,— писали жалобщики,— на Алапаевских заводах Арамашевской и Невьянской слобод все крестьяне, а именно: у кучной кладки и осыпки и ломки, и уголь возим, и дрова рубим, а зачета есть (за эту работу) и то малое число. Також и при здешних заводах в Горном щите, что положено на нас на вышеозначенные слободы, у тридцати двух изб (работали), и на Уткинской пристани делали государев двор, и десятинную пашню пашем, и делаем дощеники для сплавки. десятинного хлеба в Тобольск, да мы ж возим с Алапаевских заводов на Ирбитскую ярмарку для продажи железо, и за оное зачету ничего нет. Да мы ж гоняем ямскую гоньбу во все стороны против других слобод излишнее, бесперегонно. И за вышеописанную работу, что в которой зачету нет, есть в том тягость великая. А за помянутую за кучную и за иные работы зачитывают малою ценою. И от того мы, нижеименованные, оскудели и обнищали. Того ради просим дабы повелено нам за оную незачетную работу зачесть, а за кучную и за иные всякие заводские работы зачету в прибавок, и о том свое милостивое рассмотрение учинить».

Таким образом, за счет крайней эксплуатации крестьянства петровское правительство одновременно обеспечивало мануфактуры рабочей силой и получало в казну полностью с заводов подушные и оброчные подати. Неудивительно, что в этих условиях жесточайшей эксплуатации и палочной дисциплины труда приписные

крестьяне бежали, так же как они бежали от помещичьего гнета, или доведенные до отчаяния поднимались на бунты, как это имело место в Кунгурском уезде в 1703г., когда верхотурские и кунгурские крестьяне ответили на мобилизацию их на заводские работы тем, что одни из них ушли «в степь на Яитские вершины, покиня домы свои и насеянные хлебы» (из донесений приказчиков Каменского завода)  другие, вооружившись луками, осадили город Кунгур.

Comments are closed