Повелитель Орды

Дмитрий надеялся, что хан простит ему этот самосуд, так как Юрий давно уже впал в немилость. Однако повелитель Орды как истинный деспот мог простить своим подданным что угодно, кроме самоуправства. Он велел отправить тело Юрия в Москву для погребения, а его убийцу взять под стражу. Выждав почти целый год, хан объявил, наконец, свой приговор. Дмитрий Тверской осуждался на смерть. 15 сентября 1325 г. ханские палачи сделали свое кровавое дело. По странной прихоти Узбека казнь была совершена в день рождения князя Дмитрия. В этот день ему исполнилось 27 лет.

Вместе с Дмитрием смертную чашу испил и другой русский князь. Летопись сообщает: «В лето 6834 сентября 15 убита в Орде два князя Дмитриа Михаиловича Тферскаго да князя Александра Новосилскаго, единаго дни па едином месте на реце, нарицаемеи Кондраклии>м. По- видимому, новосильскяй князь Александр Семенович, внук св. Михаила Черниговского, принадлежал к числу близких друзей тверского князя и вместе с ним готовил убийство Юрия Московского.

Весть о гибели в Орде князя Юрия Даниловича достигла Москвы где-то в самом конце 1324 г. А 23 февраля 1325 г., в первую субботу Великого поста, москвичи встречали гроб с телом Юрия, привезенным из Орды. В этот день праздновалась память Феодора Тирона, Он был великомучеником, казненным за веру во времена гонений. Несомненно, князь Иван избрал день для печального действа не случайно, но после совета с митрополитом. В памяти народа Юрий должен был остаться как воин и мученик за веру. Мало кто знал тогда подоплеку его убийства. Все думали, что оно было совершено по приказу хана Узбека. Ведь убийца Юрия, князь Дмитрий Тверской, еще не был казнен.

Тверичи почитали князя Михаила как мученика за веру и отечество. Москва, по мысли Ивана Калиты, должна была иметь своего мученика — «невинно убиенного» князя Юрия.

Похороны новомученика Георгия (Юрия) были очень торжественными. Его отпевал сам митрополит Петр с четырьмя епископами. В это время в Москве находился новгородский архиепископ Моисей, только что поставленный в сан митрополитом, а также тверской владыка Варсонофий, прибывший на хиротонию Моисея. Вместе с ними в церемонии участвовали ростовский епископ Прохор и рязанский владыка Григорий.

По одним летописям, Юрий был похоронен «в церкви святого Михаила» (деревянном храме, предшественнике Архангельского собора московского Кремля), по другим — «у Димитрия Селунского» (одна из церквей московского Кремля, позднее обращенная в придел Успенского собора).

Comments are closed