Поход на Тверь

Однако Юрий остался в Костроме, собирая прежних союзников Михаила под свои знамена и готовясь к большому походу на Тверь. Очевидно, уступки Михаила показались ему недостаточными.

5 Летописи довольно противоречиво излагают эти события. По Рогожскому летописцу «съступився великого ккяженна Михаил князь Юрию князю. По Никононской летописи Юрий «съступився великого кияженна князю Михаилу Ярославичю Тнерскому». Анализируя летописные известия, А. Е. Пресняков пришел к выводу, что стояние под Костромой не привело к заключению мир:!. Михаил ушел в Тверь, утрэтив поддержку «суздальских князей». Очевидно, даже современники ж вполне понимали цель миссии Кавгадыя и по привычке объясняли дело сменой лиц на великом княжении Владимирском. Повесть о Михаиле Тверском, представляя своего героя смиренным страдальцем, сообщает о том, что он уступил великое княжение Юрию при встрече с ним у Костромы, но заявил, что не допустит врагов в свою «опрншинну». Эго толкование предопределило изложение сюжета в тверских летописях. В Никоновской летописи чтение следует считать ошибочным, плодом описки или неправильного понимания протографа составителем свода. Примечательно, что в той версии Никоновской, которой пользовалась для своих исторических трудов Екатерина II, этой фразы, очевидно, не было. В «Записках» Екатерины II о костромском противостоянии сообщаются следующие подробности: «Князь Юрий требовал, чтобы братии его отпущены были из Твери к нему, и чтобы князь великий на Новгород притязаний не делал и пленных новгородцов отпустил во своясы. Князь же великий Михаил братий князя Юрия отпусти, а о новогородиах обещание дал кончить с ними полюбовно, и тако умиришася, и возвратвея князь велнкий во Тверь и заложи Кремль; а князь Юрий вде к Костроме» (Сочинения императрицы Екатерины II. Т. 11. С, 68).

Между тем Михаил, вернувшись в Тверь, спешно начал постройку новых городских укреплений («и заложи болшии град кремник»)8.

Еще несколько недель Юрий стоял в Костроме, собирая силы, слал гонцов к своим реальным и потенциальным союзникам.

Кострома не случайно стала местом сбора сил Юрия. Ему, конечно, хотелось держать буйных татарских «послов» подальше от московских земель. Там, где проходили, а тем более останавливались эти «послы», обычно оставались одни пепелища. Вероятно, именно у Костромы, на приволжских пойменных лугах Юрий и оставил отряд Кавгадыя, уехав в Москву.

Comments are closed