Правильность расчета

Вероятно, саму идею такого брака подал хану князь Юрий. Этим браком он надеялся расколоть дружную когорту тверских Михайловичей, перетянуть на свою сторону одного из них. События, происходившие уже после смерти Юрия, показали правильность его расчета. Став в 1328 г. тверским князем, Константин никогда не враждовал с Москвой.

Фрагмент Тверского летописного свода, изученный и опубликованный А.Н. Насоновым, сохранил дату московско-тверской свадьбы: -«Того же лета (в рукописи — 6831, в действительности — 6828 г. Н.Б.) к Филипову заговению оженися князь Константин Михаилович у великого князя у Юрья Софиею и венчан бысть на Костроме»37. «Филипово заговение» — канун Филиппова поста, начинающегося с 15 ноября. 14 ноября 1320 г. была пятница — день однодневного поста, когда свадеб не играли. Торжество, поаиднмому, состоялось в воскресенье, 9 ноября, или же в субботу, 8 ноября. Последнее более вероятно: в этот день в 1295 г. вступил в брак отец жениха князь Михаил Ярославич Тверской. Возможно, это был также день его рождения. Известно, что Михаил Тверской родился в ноябре 1272 г. Таким образом, костромская свадьба имела особое значение как символ примирения двух семей.

Через несколько недель в период между 7 января и 28 февраля 1321 г. в Твери была сыграна свадьба старшего из Михайловичей — Дмитрия. Его женой стала дочь литовского князя Гедимина, принявшая в крещении имя Мария. Очевидно, что подготовка столь значимого в политическом отношении брака потребовала немало времени. Прежде всего, Дмитрий должен был получить прощение хана Узбека и его согласие на этот брак. С этой целью он, по-видимому, лично явился в Орду в 1320 г. Летописи молчат об этой поездке Дмитрия, но ее «зеркальным» отражением стала поездка в Орду московского князя Ивана Даниловича, о которой сообщается в московских летописях под 6828 г.60 (горький опыт отношений с Ордой учил князей осторожности — если соперник отправлялся в ханскую ставку, следовало во избежание неприятностей немедленно ехать туда вслед за ним или, пс крайней мере, отправить доверенного человека).

Династический сою: Дмитрия Тверского с Гедимином отвечал замыслам ордынской дипломатии. Князь получил полное прощение и ярлык на «великое княжение Тверское». После этого он вернулся на Русь и начал переговоры с Гедимином. Тот также увидел в этой комбинации свои выгоды и дал согласие. В итоге Дмитрий Тверской становился как бы посредником между Ордой и Литвой. Это открывало ему путь к великому княжению Владимирскому. Получение заветного венца становилось лишь вопросом времени и осторожности.

Comments are closed