Процесс, начатый поездкой

Однако остановить процесс, начатый поездкой Федора Тверского ко двору Узбека, Калита был не в состоянии. Казалось, хан решил вернуться к прежней, традиционной схеме: соперничество двух сильнейших русских князей при минимальном перевесе одного из них. Возможно, это была лишь игра многоопытного правителя: в эти годы хану сильно нужны были деньги для войны с персами в Азербайджане, а также для назревавшего военного противостояния с Литвой и Польшей®9. Шантажируя Ивана Калиту «прощением» Александра Тверского, Узбек тем самым мог получить дополнительные приношения от своего русского «улусника».

Под 6844 г. тверские летописи сообщают о приезде князя Александра Михайловича из Пскова в Тверь, где в это время находился вернувшийся из Орды княжич Федор Александрович. Вероятно, был тогда в Твери и сопровождавший Федора татарский посол Авдул. Забрав сына, Александр из Твери вернулся во Псков. Источники не сообщают дату приезда опального князя в Тверь. Однако можно думать, что именно это событие побудило Ивана Калиту отправиться в Орду зимой 1336/37 г.

Несомненно, Александр Тверской « посла бояр своих к Фегнасту митрополиту, благословенна деля и молитвы, и при им от пего благословение и молитву, и от всех святитель. И поим бояре свои и слугы»70. Это был важный шаг к полному возрождению Александра Тверского как политической фигуры великорусского масштаба.

Между тем князь Иван хорошо понимал, что только деньгами, «данями новгородскими», он может остановить восхождение Александра Тверского.

Вернувшись из Орды, он снова вспомнил о каких-то подлинных или мнимых долгах новгородцев и решил сам заняться их возвращением. В 1337 г. князь Иван послал войско «на Двину за Волок» во владения новгородцев, откуда и шел основной доход пушного промысла.

Однако во все времена отчеты об одних и тех же сражениях, представленные разными сторонами, очень сильно отличались. Московские летописцы (в изложении В. Н, Татищева) представляют эту кампанию как довольно удачную, «Великий князь Иван Данилович (в тексте ошибочно — Иван Иванович. — Н. Б.) прогневася на новгородцы за неисправление их, посла на Двину за Волок дани взята. Они же, вземше дани, идоша; а новогородцы с белозерцы, пришед, хотяху не дати, и бысть им бой, и тако разыдошася».

Comments are closed