Развитие отраслей общественно-полезного труда

Маркс указывал, что по отношению к меркантилизму физиократическая система «полагает в качестве создающей богатство определенную форму труда — сельское хозяйство, а самый объект она видит уже не в денежной оболочке, но как продукт вообще, как всеобщий результат труда. Огромным прогрессом у Адама Смита было то, что он отбросил всякую определенность деятельности, порождающей богатство,— поставив на это место труд как таковой, не мануфактурный, не коммерческий, не сельскохозяйственный труд, а как тот, так и другой».

Петр I, конечно, ни в какой мере не может быть причислен к классикам буржуазной политической экономии. Однако нужно считать большим прогрессом то, что вся практическая деятельность и высказывания Петра выражали его стремление к всемерному развитию всех отраслей общественно-полезного труда как основного источника богатства, как средства укрепления могущества и независимости страны. Это свидетельствует о более зрелом понимании экономических вопросов Петром по

сравнению с современными ему западными меркантилистами.

С меркантилистами Запада Петра роднили только методы, применяемые для развития народного хозяйства страны, выражавшиеся в энергичном вмешательстве государственной власти в хозяйственную жизнь страны. Это вмешательство представляло собой активное содействие, поддержку, покровительство, ссуды, различные методы поощрений и привилегий, а также опеки и контроля по отношению к развивающейся мануфактурной промышленности, сельскому хозяйству и торговле.

Активная роль абсолютистской государственной власти в экономической жизни страны объяснялась переходным характером эпохи, когда в недрах феодального строя возникали уже новые, буржуазные связи и отношения. Характеризуя абсолютизм, Маркс указывал, что «абсолютная монархия возникает в переходные эпохи, когда старые феодальные сословия разлагаются, а средневековое сословие горожан складывается в современный класс буржуазии, и ни одна из спорящих сторон не взяла еще перевеса над другой». На Западе, в таких странах, как Англия и Франция, эти «переходные эпохи» заканчивались буржуазными революциями и формированием буржуазных государств. В России этот процесс носил несколько иной характер. Абсолютистская монархия России в XVIII веке по своей природе была феодально-крепостнической. В абсолютистском государстве Петра I политическая власть находилась в руках дворянства.

Comments are closed