Римский епископ

Это имя многое говорило людям той эпохи. Оно было окружено легендами. Сосланный во времена гонений на тяжкие работы в крымские каменоломни, римский епископ Климент и здесь прославился своими проповедями, обращением в христианскую веру множества язычников. Мощи святого, находившиеся в Кор сунн ( Херсонесе), были обретены святыми братьями-мисси онерами Кириллом и Мефодием. Завоевав Корсунь, князь Владимир Святой перенес мощи Климента в Киев и поместил их в Десятинной церкви3. Полагают, что -«креститель Руси» был похоронен в этой церкви именно в приделе св. Климента. Наряду с легендой о посещении Руси апостолом Андреем, история св. Климента утверждала древность русскогр христианства, его прямую связь с апостольской традицией.

Почитание св. Климента из Киева перешло в Новгородскую землю. Б 1153 г. архиепископ Нифонт заложил каменную церковь Климента в Ладоге. Среди прочих избранных святых Климент был изображен на медных позолоченных дверях новгородского Софийского собора, изготовленных архиепископом Василием Каликой в 1336 г. Позднее Климента изобразил Феофаи Грек в своих росписях в церкви Спаса на Ильине в Новгороде (1378).

Через образ св. Климента протянулась еще одна нить духовной связи от Москвы к стольному Киеву и Великому Новгороду.

Однако выбор дня для закладки московского Кремля был еще более многозначительным, чем можно видеть с первого взгляда. 25 ноября был канун праздника св. Георгия — осеннего -«Юрьева дня»-. Этот праздник также имел киевское происхождение. Его установил Ярослав Мудрый в память об освящении построенной им Георгиевской церкви. Покровитель воинов, победитель дракона, мученик за веру, святой Георгий был одним из самых светлых, героических образов в древнерусской христианской традиции. Знаменитый эпизод его жнтия – -«Чудо Георгия о змие» — стал символом борьбы русского народа за свою независимость в XIV-XV вв. Со временем Георгий-змееборец станет официальным гербом Москвы.

Хронологическая точность записи о постройке московского Кремля выдает руку московского летописца. Возможно, им был составитель Свода 1340 г., в котором данная запись находилась в самом конце, перед известием о кончине Ивана Калиты.

Comments are closed