Самонадеянный тверской князь

Однако самонадеянный, как все Ярославичи, тверской князь полагался на свою удачу и, конечно, не жалел последнего золота, чтобы качнуть чашу весов в свою пользу. После долгих колебаний в самом конце лета 1339 г. он все же решил ехать в Орду. У многих было такое ощущение, что они провожают Александра в по следний путь. Тверское духовенство во главе с епископом, княгиня Анастасия с младшими детьми сопровождали его по Волге до устья речки Кашинки. Здесь стояла церковь Спаса, в которой отслужили напутственный молебен. Брат Александра Василий Михайлович ехал с ним еще дальше — до Святославля Поля, находившегося, вероятно, на месте нынешнего города Калягина. Другой брат, Константин, не смог прибыть на проводы из-за тяжкой болезни, приковавшей его к постели.

В Орде Александр по обычаю одарил хана, ханшу и всех влиятельных придворных. Сын Федор передал ему последние новости. Они были неутешительны. Князю оставалось только ждать и молить Бога о милости. Хан не спешил объявить свою волю. В тягостном ожидании прошел целый месяц. Одни говорили Александру, что хан хочет дать ему великое княжение Владимирское, другие предупреждали его о скорой гибели. За три дня до казни князю был объявлен смертный приговор. Настал день казни — 28 октября. Исповедавшись и причастившись святых тайн, отец и сын ждали страшного кониа, распевая псалмы.

Наконец, показалась толпа татар во главе с неким Черкасом. Татары подбежали к Александру, схватили его за руки, сорвали с него одежду. Нагой, со связанными руками, он был поставлен перед ханским вельможей Товлубеем. Восседавший на коне Товлубей приказал своим подручным: «Убейте их!» Оба князя были тут же зарезаны ножами. Бросив тела на землю, палачи отрубили им головы.

При виде кровавой расправы приближенные и слуги князя в ужасе разбежались. Обезглавленные тела Александра и Федора долго лежали в пыли, собирая ворон и бродячих собак. Наконец, хан разрешил подобрать их и, положив в гробы, отправить на Русь.

Мертвые уже не были опасны для Орды. Воздавать им последние почести не возбранялось. Во Владимире печальную процессию встретил митрополит Феогност. Вместе с собором местного духовенства он отслужил панихиду по погибшим. Затем тела князей через Юрьев-ПольскоЙ повезли на Переяславль. Там их отпевали ростовский епископ Гавриил и тверской владыка Феодор.

Comments are closed