Шесть недель в Торжке

Однако они не сумели согласовать по времени свое наступление с действиями Юрия. В итоге новгородское войско, простояв шесть недель в Торжке, устало от томительного ожидания. Не дождавшись подхода Юрия, новгородские воеводы приступили к разорению приграничных тверских волостей. Этой оплошностью воспользовался Михаил Тверской. Как полководец он был, несомненно, гораздо сильнее, чем как политик. Выведя свое войско из крепости, Михаил стремительным броском настиг новгородцев и обратил их в бегство. При этом они потеряли около двухсот человек убитыми. Заключив с Михаилом перемирие, новгородцы ушли восвояси, ослабив тем самым силы Юрия Даниловича, которые медленно, но неуклонно приближались к Твери со стороны Клина.

Ввиду явного численного превосходства неприятеля Михаил с дружиной затворился в новой тверской крепости, штурмовать которую москвичи не стали. Юрий стоял лагерем в восьми верстах от города пять недель. Татарские «послы» ездили к Михаилу в крепость для переговоров10. Михаил не шел на уступки. Наскучив бесплодным ожиданием, Юрий распустил свои отряды по всему Тверскому княжеству.

Между тем Михаил вышел из крепости с войском, двинулся на Юрия и настиг его в 40 верстах от Твери. Здесь, на берегу Волги, у села Бортенева, 22 декабря 1317 г. произошла «битва велиа». Ярость тверичей удваивала их силы. В «злой сече» они разгромили войско Юрия. Сам московский князь с небольшим отрядом («в мале дружине») на отборных конях ускакал с поля боя. Битва произошла вечернюю годину», то есть уже я сумерках короткого декабрьского дня. Наступившая темнота спасла Юрия. Он ушел от погони и благополучно добрался до Торжка.

Среди пленных, захваченных тверичами после Бортеневской битвы, оказалась жена Юрия Агафия и его брат Борис Данилович. Их отправили в Тверь и там содержали под стражей.

Ханский -«посол» Кавгадый со своим отрядом участвовал в битве на стороне Юрия. Однако, унидев, что москвичи терпят поражение, татары обратились в бегство. На другой день Кавгадый прислал к Михаилу послов с предложением мира. Князь, не желавший портить отношений с татарами, не только охотно принял предложение, но и пригласил Кавгадыя со всеми его татарами в Тверь. Там он угощал и чествовал своих недавних врагов. Татары уверяли Михаила, что приходили с Юрием не как послы от хана, а по своей воли.

Comments are closed