Сильные средства воздействия

Однако эта история еще раэ показала Калите, сколь сильные средства воздействия имеет в своем распоряжении глава Русской Церкви. Теперь необходимо было убедить Феогноста последовать примеру святителя Петра и обосноваться в Москве. Но для этого и сама Москва должна была стать достойной расположения нового митрополита Киевского и всея Руси.

Обстоятельства и недостаток средств не позволяли Ивану возвести храм, подобный Успенскому собору во Владимире или Софийскому собору в Киеве. И все же он сумел исполнить задуманное. Согласно Библии царь Соломон строил свой храм семь лет. Не разменяв на мелочи выпавшую ему крупную удачу (падение Твери, временное затишье в междукняжеских распрях), присовокупив к ней собственные достижения (дружба с митрополитом Петром, доверие хана Узбека), московский князь сумел почти за те же «соломоновы» семь лет выстроить в московском Кремле пять небольших белокаменных храмов. Зримо соединенные в единый архитектурный ансамбль, а незримо — в некую теологическую формулу величия Москвы, они образовали духовное целое.

Продолжая традицию, восходящую к Ивану Калите, московские государи и в более поздние времена любили строить храмы, состоявшие из нескольких небольших храмов-приделов, соединенных композиционно (через их формы) и духовно (через их посвящения) в единое целое. Это «собирательное» начало в древнерусской архитектуре в XVI в. увенчалось такими перлами, как храм Василия Блаженного и Спасо- Преображенский собор Соловецкого монастыря.

Московскому Успенскому собору необходима была соответствующая «свита» — придел-усыпальница для епископов, соборная звонница, а также (если вести дело по владимирскому или ростовскому образцу), дворцовая церковь и придворный монастырь с каменным собором. Успенский сбор как бы «тянул» за собой целую строительную программу, исполнение которой должно было придать московскому Кремлю облик, достойный резиденции великого князя Владимирского и митрополита Киевского и всея Руси.

Примечательно, что московские летописцы, часто пропускавшие целые пласты событий, бережно сохранили сведения о строительстве Ивана Калиты. По-видимому, они осознавали его особое историческое значение. Вероятно, эта информация содержалась и в московском Своде 1340 г., и в тех записях и надписях, которые сохранялись в самих храмах. В посвящениях храмов, а также в датах их закладки и освящения угадывается сложная символика, связанная с московским княжеским домом и общерусскими духовными традициями.

Comments are closed