Следы дейных исканий

Следы этих идейных исканий заметны в литературных памятниках той эпохи. В летописной повести о битве на реке Воже еще нет развернутой сакральной мотивировки поведения князя Дмитрия, однако уже найдена первая, самая простая мысль; татары бежали от русских воинов «гоними гневом Божиим». Иначе говоря, «ветер переменился»: объектом «гнева Божиего» являются уже не русские, а «нечестивии иэмаильтяне».

Та же первоначальная, еще не разработанная в деталях идея содержится и в наиболее ранних памятниках куликовского цикла — «Задонщине» и краткой Летописной повести. Победа над «погаными» дарована свыше. Бог наконец-то «помиловал князей руских» за их «добрая дела». Ветхозаветные параллели в этих ранних текстах практически отсутствуют, а вместо них настойчиво повторяется тема оборонительной войны «за святыя церкви и за православную веру христианьскую и за всю Русьскую землю».

Однако развитие этой новой тенденции в московской политике и публицистике было приостановлено сокрушительным нашествием Тохтамыша в 1382 г., в результате которого власть Орды над Русью была восстановлена, а дань даже увеличена.

Плачевный финал начатой Дмитрием Донским вооруженной борьбы с Ордой заставил вспомнить тверской мятеж 1327 г., вызвавший приход «Федорчуковой рати». Тогда князь-мятежник Александр, спасая свою жизнь, укрылся от татар в недоступном для них Пскове, а брошенный своими князьями город был захвачен и разорен «погаными». Все это повторилось в 1382 г., только роль Твери сыграла Москва, а местом убежища опального князя стал не Псков, а Кострома.

Он открыл Руси вековой путь к полному освобождению от чужеземного ига. И все же люди того времени, не знавшие будущего, жили опытом прошлого. А оно показывало, что тверской и московский мятежи имели сходство даже в деталях (например, ту роль, которую сыграл в 1327 г. Иван Калита, присоединившийся к татарской рати и такой ценой спасший от погрома свое собственное княжество, в 1382 г. сыграл Олег Рязанский.).

Можно думать, что в русской общественной мысли конца XIV — первой половины XV в. сосуществовали две политических идеи. Одну из них условно можно определить как идею богоугодности

оборонительной воины с «погаными» «за землю Рускую и за веру християньскую». Другая идея была почерпнута из книги пророка Даниила. Ее суть — покорность посланному Богом «царю Навуходоносору», не допускавшая, однако, вероотступничества. Эта идея послужила в свое время обоснованием миротворческой политики Ивана Калиты.

Comments are closed