Смысл политики Гедимина

Смысл политики Гедимина совершенно ясен. Прибрав к рукам Псков с помощью Александра Тверского, литовский князь собирался теперь проделать то же самое с Новгородом при помощи старшего сына. Конечно, обещания, данные новгородскими представителями под угрозой темницы, стоили немногого. Владыка вполне мог отречься от них, вернувшись домой. Но он решил немного попугать московского князя возможностью сближения Новгорода с Литвой. Не исключено, что вся эта история с пленением послов и их вынужденным согласием на предоставление важнейших новгородских пограничных крепостей «в вотчину и в дедину» князю Наримонту Гедиминовичу была тонкой инсценировкой, разыгранной архиепископом Василием. Новгородским правителям было выгодно балансировать между Москвой и Вильно. В условиях, когда ни Калиги, ни Гедимин не собирались начинать большой войны, такая политика была особенно выигрышной для Новгорода. Однако она требовала определенного камуфляжа, так как для православного архиепископа и его паствы было непозволительным делом сотрудничать с «погаными огнепоклонниками»- — литовскими князьями. Кроме того, Новгород временами остро ощущал над собой тяжелую десницу хана Узбека. Правитель Орды очень не любил, когда его «улусники» проявляли самостоятельность в вопросах внешней политики.

Литовский флирт новгородцев начался с того, что архиепископ Василий сразу же по приезде из Переяславля, где он тщетно пытался отговорить Калиту от запроса «закамского серебра», отправился во Псков.

Этот город, фактически не признававший над собою власти Орды, принял у себя князя-изгнании ка Александра Тверского. «Отъехав» на полтора года в Литву весной 1329 г., Александр вновь вернулся во Псков и княжил здесь «из литовской руки»41. Формально он все еще находился под отлучением, которое наложил на него митрополит Феогност в 1329 г. Однако об этом никто, в том числе и сам митрополит, предпочитал не вспоминать.

Псковичи были очень обрадованы приездом Василия Калики и приняли его 4С великою честью»48. Последний раз глава новгородско- псковской епархии был во Пскове семь лет назад — в 1326 г. Потерпев неудачу в своей попытке получить собственного епископа, псковичи рады были восстановить нормальные отношения с новгородским архиепископом. Приезд владыки Василия во Псков означал прекращение церковно-политической изоляции города. Более того, псковичи увидели в этом события предвестие надвигающихся больших перемен. Архиепископ встретился с князем Александром Тверским и в знак дружбы окрестил его новорожденного сына.

Comments are closed