Сохранение основной производительной силы

Но петровское правительство рассматривало крестьянина, прежде всего, как налогового плательщика, рекрута и дарового работника дворянского государства в целом. Ряд петровских указов, как вышеприведенный указ, установление для помещиков обязанности «прокормления» своих крестьян, восстановление прав крестьян перед судом, запрет дворянам выставлять на суд ответчиками за свои долги крестьян, запрещение насильного брака крепостных, рекомендация по возможности прекратить торговлю людьми или хотя бы продавать «целыми фамилиями или семьями, а не порознь», был направлен на ограждение «тягла» от бессмысленного разрушения. Эти указы, ошибочно трактуемые (Павлов-Сильванский, Сыромятников и др.) как мероприятия, ограничивающие крепостное право, на самом деле по существу были попыткой государственной власти сохранить основную производительную силу — непосредственных производителей материального богатства в интересах дворянского государства, а следовательно, в интересах класса помещиков в целом. Однако эта попытка не достигла цели, так как, с одной стороны, перечисленные указы обычно не выполнялись, а с другой стороны, они парализовались многими другими указами Петра (как это будет показано ниже), подрывавшими крестьянское хозяйство и все более закрепощавшими крестьянина.

Несомненно, что феодально-крепостническое государство Петра стояло на страже прав помещика в деле жесточайшей эксплуатации крепостного крестьянства. Размеры барщины, натуральных и денежных поборов, всевозможных повинностей в пользу помещиков не регламентировались государством. Эти вопросы полновластно решались помещиками, были предоставлены их полному произволу. Современник Петра И. Т. Посошков, осуждая безудержную эксплуатацию крепостных помещиками, писал: «помещики на крестьян своих налагают бремена неудобоносимые в работную пору не дают крестьянам своим единого дня, еже бы ему на себя что сработать, и тако пахотную и сенокосную пору всю и потеряют у них, иль что наложено на коих крестьян оброку или столовых запасов и, то положение, забрав, и еще требуют с них излишнего побору и тем излишеством крестьянство в нищету пригоняют и от таковых нужд дома свои оставляют и бегут иные в понизовые места, иные ж во украенные, а иные и в зарубежные, и тако чужие страны населяют, а свою пусту оставляют». Вывод, который делал отсюда Посошков, о необходимости ограничения законом произвола помещика в деле эксплуатации крестьянства не был свойственен Петру.

Comments are closed