Стимул для развития экономики

Это богатство (запечатленное и в его прозвище) стало стимулом для развития экономики и социальных отношений в Москве, позволило поднять ее военный потенциал.

Р. Пашкевич предлагает собственные, как правило, компромиссные решения дискуссионных проблем. Так, например, отмечая противоположность суждений относительно того, был ли Калита послушным орудием в руках хана (Дж. Феннел) или умело проводил собственную политику (Л. В. Черепнин), Пашкевич настаивает на третьем решении: «Здесь мы имеем дело с великим состязанием двух могучих характеров — Узбека и Калиты». В споре о том, что преобладало в деятельности московских князей: «собирание власти» (А. Е. Пресняков) или «собирание земли» (М. К. Любавский), Пашкевич принимает обе точки зрения и утверждает, что Калита собирал и то и другое. Наконец, он подчеркивает, что не следует переоценивать достижений Ивана Калиты. Успехи его относительно краткого правления сводились главным образом к наполнению московской казны. Политическое первенство Москвы в Северо-Восточной Руси в середине XIV в. оставалось таким же зыбким, как и дрожащее пламя свечи, упомянутой в духовной грамоте Семена Гордого.

Заметным явлением в изучении русской истории на Западе в 1980-е гг. стала опубликованная издательской группой «Longman» серия монографий «Longman History of Russia». В нее вошли труды Дм. Оболенского «Киевская Русь. 850-1240, Дж. Феннела «Кризис средневековой Руси. 1200-1304», а также «Образование Московии. 1304-1613» Р. Крамми. Последняя работа, несмотря на ее обзорный характер, представляет интерес для исследователей ранней Москвы. Автор предваряет очерки политической истории обстоятельным описанием природных условий Московии, ее хозяйственного развития и социальной структуры. Примечательно критическое отношение к попытке Л. В. Черепнина показать успехи социально-экономического развитая Руси в XIV-XV вв. как основу политической централизации. Вместе с тем Крамми отмечает значительное развитие внешней торговли через Новгород и по Волжскому пути. Говоря о причинах «возвышения Москвы», он замечает, что вопреки традиционному мнению, «географический фактор» был столь же благоприятен для Твери, как и для Москвы. Победа Москвы объяснялась многими причинами, причем главным образом политического и психологического характера. «Мы должны также принять во внимание политичес- кийстилъ и личные качества московских князей»-, — полагает ученый.

Comments are closed