Строительство Успенского собора

В росписях второго Успенского собора она возродилась прежде всего как дань уважения древней московской традиции, у истоков которой стоял Иван Калита. К первому Успенскому собору, несомненно, восходят и композиция «Три отрока в пещи огненной», -«Семь спящих отроков эфесских», «Сорок мучеников севастийских», изображенные в стенописях восточной части второго Успенского собора.

Подводя итоги изложенному в данной главе, можно констатировать следующее. Пребывание митрополита Петра в Москве в последние годы его жизни было обусловлено не столько дальновидной политикой московских князей, создавших наиболее благоприятные условия для жизни и деятельности главы Русской Церкви, сколько совокупностью геополитических факторов, подталкивавших митрополита к этому решению.

Можно утверждать, что строительство Успенского собора в московском Кремле, начатое по инициативе митрополита Петра, велось два года. Дольше, чем принято думать, продолжалась и подготовка к местной канонизации святителя Петра на Владимирском соборе. Последняя акция, несомненно, была выдающимся политическим успехом Ивана Калиты, сумевшего использовать благоприятные обстоятельства для укрепления духовного авторитета Москвы.

Символическое значение дней закладки и освящения Успенского собора, как и само его посвящение, должно были подтвердить правомерность перенесения в Москву центра религиозной и политической жизни Северо-Восточной Руси. Этот храм стал средоточием московских традиций, зримым воплощением религиозно-политических амбиций потомков князя Даниила Александровича.

Тверское восстание летом 1327 г., когда в Москве готовились к торжественному освящению нового Успенского собора, в Твери назревали события совсем иного порядка. Их общий ход можно восстановить путем внимательного изучения весьма противоречивых сообщений различных летописей. Эту работу проделал Л, В. Черепнин1. При этом сам исследователь весьма осторожно определил свое построение как 4опыт гипотетической реконструкции на основании не всегда бесспорной интерпретации источников». И все же общие контуры случившегося в интерпретации Черепнина вырисовываются достаточно отчетливо.

Отряд под началом ханского племянника Чолхана разместился прямо в городе. Сам Чолхан со свитой поселился в княжеском дворце. Татары всячески оскорбляли и притесняли горожан. Терпение тверичей иссякло. Достаточно было искры, чтобы в городе полыхнул мятеж.

Comments are closed